От пленного калмыка до русского дворянина: сподвижник Петра I гидротехник М.И. Сердюков

Просмотров: 648

Как до, так и после преобразований первой четверти XVIII века вы­движение на ответственные посты выходцев из простого народа было делом почти неслыханным. А потому лишь в петровские времена могло произойти такое, и тогда весьма редкое, событие, что во главе строи­тельства крупнейшего водного пути стал бывший невольник, потом воль­ноотпущенник, к тому же представитель угнетенного национального меньшинства — калмык Михаил Иванович Сердюков.

М.И. Сердюков. Портрет маслом. Позднейшая репродукция

М.И. Сердюков. Портрет маслом. Позднейшая репродукция

Территориальный рост централизованного Русского государства в XVI—XVII веках, включение в его границы новых земель и хозяйст­венное развитие последних заставляли московское правительство зани­маться вопросом улучшения сухопутных и водных путей сообщения в гораздо более широких масштабах, чем раньше.

Петр I среди прочих мероприятий по развитию русских путей сооб­щения внес в дорожное и почтовое дело серьезные улучшения.

Еще в 1683-1684 гг. впервые была определена трехсаженная (шестиметровая) ширина для больших проезжих дорог и двухсаженная (четырехметровая) для прочих дорог. Наряду с новыми трактами к Петербургу от Новгорода, Нарвы и т. д. Петр задумал «перспективную» магистральную дорогу по прямому направлению между Москвой и Петербургом. Было построено около 130 км «перспективной дороги», однако преодолеть болотистой местности Петр не смог, и начатое дело было прекращено. Осталась старая извилистая 800-километровая дорога — «Питерский тракт», по которому в дождли­вое время года путешествие между столицами занимало до пяти недель.

И вообще в первой четверти XVIII века сухопутные средства сообще­ния все еще находились в столь неудовлетворительном состоянии, что правительство вынуждено было обратить самое серьезное внимание на развитие водных путей сообщения.

Устройство новых и улучшение прежних путей водных сообщений наталкивалось на сопротивление бояр и духовенства. Один из современ­ников приводит слова князя Б.А. Голицына, объявлявшего себя сторон­ником петровских преобразований: «Если бог, создавая реки, дал им известное течение, то со стороны человека было бы неразумным высоко­мерием стараться натравить их в другую сторону». Можно себе пред­ставить, что говорили противники реформ! Для них создание новых пу­тей сообщения, несомненно, было делом антихристовым.

Сразу же после взятия у турок крепости Азова в 1696 г. Петр I на­метил строительство канала между Волгой и Доном (посредством соединения р. Иловли, притока Дона, с р. Камышинкой, притоком Волги). Первый камер­ный шлюз на трассе этого канала был построен немецким мастером Брекелем в 1698 г. Однако шлюз этот был сооружен очень неудачно, он «подался в основании и под закрытыми воротами вода свободно проте­кала». Опасаясь гнева Петра, мастер бежал за границу.

Его преемник, английский инженер Джон Перри, составил новый проект канала. Под руководством Перри за 3 года была вырыта часть канала и построено несколько шлюзов. Однако в 1701 г. работы прерва­лись в связи с тем, что Петр и его советники решили соединить бассей­ны Дона и Волги по более северной трассе («Ивановская система») протяжением в 225 км (предполагалось соединить оз. Ивановское, из которого вытекает Дон, с р. Шатью, притоком р. Упы, впадающий в р. Оку). Ивановская система называлась также Епифансой. К 1702 г. на участке у Иван-озера было пост­роено 7 каменных шлюзов, а к 1707 г. их число возросло до 24. В 1703-1707 гг. проводилось шлюзование р. Воронеж (притока Дона). Дж. Пер­ри в книге, опубликованной на английском языке в Лондоне в 1716 г., подчеркивал, что шлюзы, построенные в 1704 г. на р. Воронеж не усту­пали крупнейшим сооружением такого рода за границей и отличались исключительной прочностью.

В 1703 г. было принято решение о постройке Вышневолоцкой водной системы для соединения бассейна Волги (а значит, и Каспийского моря) с Балтийским морем. Трасса Вышневолоцкой системы шла от Волги через ее приток, р. Тверцу, далее по запроектированному искусственному Вышневолоцкому каналу, р. Цне, через оз. Мстино, р. Мету, оз. Иль­мень, р. Волхов, Ладожское озеро и р. Неву — к Финскому заливу.

Фрагмент рукописной карты «Ныне употребляемой водяной коммуникации от Вышнего Волочка до Новгоро­да». 60-е годы XVIII в.

Фрагмент рукописной карты «Ныне употребляемой водяной коммуникации от Вышнего Волочка до Новгоро­да». 60-е годы XVIII в.

Работы начались с постройки канала между Тверцой и Цной, под руководством Д. Амстеля, Г. Амстеля и других голландских мастеров. Формально канал был закончен в 1706 г., а вся система вступила в строй к 1709 г. Однако на деле «трудность сего хода» была «несказан­ная». Гидротехнические работы оказались выполненными неудовлетворительно. Глубина воды в канале и на некоторых других участках пути была недостаточна. Отсутствие искусственных водохранилищ не позво­ляло поддерживать необходимый уровень воды. К тому же суда, с гре­хом пополам прошедшие Вышневолоцкий канал, терпели аварии на оз. Ильмень, а особенно у берегов бурного Ладожского озера. Поэтому значение Вышневолоцкой системы вначале было невелико. О том, как труден был этот путь, можно судить по такому факту. В 1711-1712 гг. по Вышневолоцкой системе шло около сорока судов, построенных в Ка­зани. Они целое лето 1711 г. шли по Волге и Тверце. Осенью они достигли р. Меты, но из-за недостатка воды должны были остановиться на зимовку.

Для улучшения Вышневолоцкой системы в 1716 г. были приглашены итальянские механики из Флоренции — Антонио Вестри и другие. Их работа тоже не дала больших результатов. Они не справились со своей задачей, и уже через 10 лет канал пришел в плачевное состояние. Шлю­зы и береговые укрепления обветшали. Неукрепленные берега обвали­вались. От этих обвалов образовывались наносы и отмели. Требовалось провести большие работы по реконструкции Вышневолоцкой системы.

Чтобы избежать постоянных аварий судов в Ладожском озере, в 1718 г. Петром было принято решение о строительстве обводного Ла­дожского канала, а указом 26 июня 1719 г. перестройка Вышневолоц­кого канала и других гидротехнических сооружений системы была воз­ложена на М.И. Сердюкова, по проекту, составленному последним.

Фрагмент чертежа М.И.Сердюкова Вышневолоцкой системы

Фрагмент чертежа М.И.Сердюкова Вышневолоцкой системы

Михаил Иванович Сердюков был по происхождению калмыком или монголом, купленным в Средней Азии и вывезенным оттуда купцом Евреиновым. Петр обратил взимание на способности и познания Сердюкова, который был в то время приказчиком Евреинова на рыбных промыслах в Астрахани. Кстати, любопытно отметить, что другим при­казчиком того же купца был известный петровский соратник Шафиров, которого Петр определил на службу в Посольский приказ.

Сердюков по приказу Петра был записан в новгородское купечест­во. Ему поручались ответственные поставки материалов для строитель­ных работ на Ладожском озере и начатом тогда Вышневолоцком кана­ле. В 1719 г. Сердюков подал свой проект производства работ по Выш­неволоцкому каналу.

Сущность проекта Сердюкова сводилась к тому, чтобы устранить основной недостаток Вышневолоцкой системы — маловодность. Для этого Сердюков предлагал направить новым каналом («перекопью») воды реки Шлины, «которая близ Метина озера», через это озеро в реки Цну и Тверцу. Вместе с тем Сердюков наметил очистку и углубление этих рек и Вышневолоцкого канала, а также постройку заново и ремонт шлюзов и иных гидротехнических сооружений.

Петр одобрил проект Сердюкова и указом 26 июня 1719 г. сделал мастера главным исполнителем всех работ. Сердюкову предоставлялись обширные полномочия.

Петр I и М.И.Сердюков. Памятник в г. Вышний Волочок

Петр I и М.И.Сердюков. Памятник в г. Вышний Волочок

Работы должны были производиться Сердюковым за его счет («своим иждивением»). Поскольку личные средства «новгородского купецкого человека» — как именовался теперь Сердюков — были очень ограниченны, Петр сдал ему на откуп таможенные, канцелярские и неко­торые другие сборы в Вышнем Волочке, предоставил взыскание платы с купеческих судов, проходивших по Вышневолоцкой системе, дал право владеть «безоброчно» 50 лет мельницами и другими заведениями.

В июльском номере петров­ских «Ведомостей» за 1719 г. бы­ло помещено сообщение о том, что Сердюков приступил к осуще­ствлению своего проекта.

Поселившись в Вышнем Во­лочке, Сердюков начал работу с большим упорством. Он встретил «на своем пути много всевозможных препятствий. Ему пришлось бороться не только с природой, но и с теми людьми, которым было невыгодно существование канала. В то время основное населе­ние Вышнего Волочка состояло из ямщиков. Ямские подрядчики, приказчики, старосты были недовольны уничтожением гужевой перевозки товаров, приносившей м большие доходы.

Поэтому они всеми силами старались вредить Сердюкову: подговаривали зависевшее от них местное население не наниматься к нему на работу, портили соору­жения, расхищали инструменты и строительные материалы, ломали постройки, самовольно открывали шлюзы. Если случалось, что судно разбивалось в порогах, они расхищали товары и т. д.

Иногда лоцманы, подкупленные врагами Сердюкова, чтобы ском­прометировать его дело, сами разбивали суда. Поэтому он лично при­сутствовал при переходе судов через наиболее опасные пороги. Чтобы оградить Сердюкова от всех этих неприятностей, в 1722 г. были присла­ны солдаты для несения караульной службы. Были приняты и другие меры для охраны канала.

Петр все время следил за работой Сердюкова. Он часто посещал Вышний Волочек, беседовал с Сердюковым и даже бывал у него в доме. Такое отношение царя вызвало зависть новгородской знати и духовен­ства и восстановило их против Сердюкова. Его стали травить и искали случая, чтобы подвести его под опалу. Повод вскоре представился.

Дом в Вышнем Волочке, где жил М.И.Сердюков

Дом в Вышнем Волочке, где жил М.И.Сердюков

Однажды во время строительства каменного дома в Новгороде ра­бочие Сердюкова вырыли большой железный крест весом около 32 кг. Сердюков велел поставить этот крест на улице возле своего дома. Это послужило поводом для обвинения Сердюкова в приверженности к ста­рообрядчеству (поскольку крест был старинной формы).

Узнав об этом, Сердюков поспешил спрятать крест в погребе, где у него находилась всякая рухлядь, чтобы показать, что он не придает никакого значения своей находке. Но это не помогло. Местное духовен­ство, ревностно искоренявшее раскол, добилось ареста Сердюкова и отсылки его в Петербург. Там он несколько месяцев просидел в тюрьме без всякого следствия.

Но Петр, проезжая Вышний Волочок, увидел, что все работы на ка­нале прерваны. Это его страшно рассердило. Вернувшись в Петербург, он велел доставить к себе Сердюкова, сам допросил его и убедившись в его невиновности, сразу же отпустил, приказав как можно быстрее приступить к делу.

После этого случая у Сердюкова было еще много столкновений с местной знатью. На него сыпались жалобы в сенат, его обвиняли в зло­употреблениях, в самоуправстве, насилиях (кстати, при осуществлении строительных работ обиды ямщикам и крестьянам действительно чини­лись). Но каждый раз сенат становился на его сторону, рассматривая его дело как общегосударственное.

Опираясь на поддержку Петра, мастер-гидротехник сумел довести дело до конца. За два года, к середине 1722 г., он закончил главные работы. Система шлюзов и других гидротехнических сооружений работа­ла хорошо. После окончания Тверецкого канала Сердюков получил Выш­неволоцкую систему в свое полное управление.

Указом от 25 мая 1722 г. ему разрешено было собирать деньги за проезд по каналу и предоставлялись другие привилегии и права. Ему разрешалось в случае надобности брать для постройки плотин и других сооружении прилежащие участки помещичьей земли с уплатой возме­щения владельцам за счет казны, поскольку «то дело всего государства». Сердюков мог для нужд строительства рубить лес, в том числе и помещичий. Наиболее ценные «заповедные» породы леса должны были выдаваться ему также «по росписи, не задерживая», но с особого разре­шения Адмиралтейства, так как эти породы нужны были для флота.

С согласия того же Адмиралтейства требования Сердюкова о при­сылке ему «машинных мастеров» (гидротехников), кузнецов, плотников и чернорабочих должны были удовлетворяться полностью.

Из указа было видно, что правительство смотрело сквозь пальцы на использование Сердюковым (как, кстати говоря, и многими промыш­ленниками того времени, например Демидовыми) труда беглых поме­щичьих крепостных. Только в том случае, если помещики обнаруживали на работе у Сердюкова своих крестьян, он должен был отдавать, их бывшим владельцам под расписку «без задержания».

Однако даже в этом случае помещики должны были, по выражению указа, «убытков и волокит ему не чинить».

Казенным горно-металлургическим Олонецким и другим заводам предписывалось поставлять Сердюкову по казенной цене все необходи­мые инструменты.

Со своей стороны Сердюков обязан был продолжать совершенство­вать Вышневолоцкую систему в техническом отношении и производить новые гидротехнические и мелиоративные работы.

г. Вышний Волочок. Современный вид канала Вышневолоцкой системы

г. Вышний Волочок. Современный вид канала Вышневолоцкой системы

24 августа 1722 г. был издан новый указ «О Вышневолоцких слюзах и Бо­ровицких порогах». Там говорилось:

«1. В слюзах, в которых сделаны для спуску судов одни ворота, ве­лено Михаилу Сердюкову построить другие ворота, и чтоб близ канала скотину не пасли, а пашни не пахали, и сена не косили, о том всем под­твердить указами». В следующих пунктах предписывалось очистить Боровицкие пороги от каменных заграждений, устраиваемых местными жителями для рыбной ловли; расчистить от леса «бечевник», т. е. доро­гу, которой пользовались бурлаки, тянувшие бечевой суда по реке Тверце; починить гнилые мосты на этом пути и т. д.

Сердюков занимался не только развитием Вышневолоцкой водной системы в транспортных целях. Он строил также различные вододействующие предприятия — мукомольные мельницы, лесопилки, винокурен­ные, пивоваренные, кожевенные заводы и т. д. на реках и каналах этой системы.

После смерти Петра I Сердюков сохранил свое положение. Слишком заинтересовано было правительство в поддержании Вышневолоцкой си­стемы. При Елизавете Петровне он получил дворянство и гражданский чин коллежского советника, что соответствовало по «Табели о рангах» военному званию полковника.

Техническое творчество Сердюкова продолжалось. Так, например, в 1736-1738 гг. на р. Цне он создал заводское водохранилище, пропуск воды из которого обеспечивал судоходные глубины на реках Тверце и Мете.

В 1743 г. Сердюков выдвинул проект осушения болот, лежащих вокруг уже построенных каналов, исправления и углубления фарватера р. Тверцы, улучшения судоходства на р. Мете и расчистки Боровицких порогов. За это он просил разрешить ему увеличить сбор денег с судов и плотов, следующих по Вышневолоцкой системе. Разрешение было да­но, и Сердюков вместе с сыном Иваном, своим верным помощником, принялся за работу.

План его заключался в том, чтобы, устроив плотины на главных притоках р. Меты, понизить уровень реки, осмотреть ее русло, расчи­стить Боровицкие пороги, а в тех местах, где река разделялась острова­ми на мелководные русла, провести каналы со шлюзами. Это позволило бы регулировать приток воды в Мету. Этот план являлся для своего времени не меньшим техническим достижением, чем план постройки Тверецкого канала и Вышневолоцкого водохранилища за четверть века до этого.

Проект отца и сына Сердюковых был блестяще осуществлен, при­чем работы обошлись вдвое дешевле, чем предполагалось по первона­чальной смете. К середине 1750 г. работы были закончены. После этого Сердюков принялся за исправление ранее построенных сооружений и в общем привел весь Вышневолоцкий водный путь в хорошее состояние. Во второй половине 50-х годов по этому пути провозилось в среднем в год с Волги в Петербург от 9.5 до 12 млн. пудов товаров.

В 1754 г. Михаил Иванович Сердюков умер, и управление Вышне­волоцкой системой перешло к его наследникам. Сын гидротехника Иван Михайлович Сердюков ненадолго пережил своего отца. Он утонул в 1761 г. Позднее казна выкупила у семьи Сердюковых эту важную вод­ную систему.234036_900

Постройка Вышневолоцкого водного пути имела большое экономи­ческое значение. Благодаря ей Петербургский порт получил связь через Волгу и ее притоки с различными районами страны. Обороты Петер­бургского порта возросли. Волга, Кама, Чусовая и Белая связывали Вышневолоцкую систему с горнозаводским Уралом. Через Петербург­ский порт экспортировался уральский металл, а также производившийся в центральных губерниях и в Поволжье лен, пенька, сало, корабельный лес и другие товары. Для населения столицы по Вышневолоцкой системе доставляли продовольствие и различные ремесленные изделия.

Стоимость провоза по Вышневолоцкой системе была примерно в де­сять раз ниже, чем стоимость перевозки гужом.

Вышневолоцкая система оказала влияние и на род занятий населе­ния, проживающего в районе водного пути.

Значительное количество крестьян и работных людей было занято работами по поддержанию и совершенствованию этого водного пути. Многие работали на ней бурлаками, лоцманами, рулевыми судов. Коли­чество крестьян и работных людей, обслуживавших эту водную систему, почти равнялось числу жителей прилегавших районов, занятых на сель­скохозяйственных работах, и более чем в два раза превышало количе­ство лиц, занимавшихся иными промыслами.

Впрочем, необходимо отметить, что первая большая русская водная система по своему техническому оснащению соответствовала уровню гидротехники XVIII в. и имела свои существенные недостатки.

Судоходство по Вышневолоцкой системе затруднялось тем, что она состояла из рек с различным течением — то спокойных, то быстрых и порожистых, а также из каналов. Она была судоходна вначале 40 — 60 дней, а затем 100 — 130 дней в году. Суда подолгу простаивали на зимов­ке. Второй ее недостаток заключался в том, что по этому водному пути суда шли только в Петербург, а обратно не возвращались. В Петербурге их продавали на топливо или использовали для плавания по Неве и Ладожскому каналу. Необходимость каждый раз строить новые суда имела очень отрицательные последствия: уничтожались лесные массивы в районе постройки судов, а это приводило к вздорожанию судов.

Однако для своего времени сооружение Вышневолоцкой системы было выдающимся техническим достижением.

Имя строителя первого водного пути, соединившего Петербург с Вол­гой, пользовалось известностью. Не было оно забыто и более чем столе­тие спустя. Так, например, «Народная газета» от 21 марта 1863 г., отме­тив значение Вышневолоцкой водной системы, добавляла, что систему эту «устроил Михаил Сердюков, родом калмык, механик-самоучка, про­стой рабочий купца Евреинова». Сердюков, по выражению газеты, «вы­строил и подарил России канал, важнейший из трех водяных сообщений Невы с Волгою, приносящий правительству большой доход и снабжаю­щий мукою петербургских жителей. Благодаря этому каналу г. Рыбинск теперь одна из богатых пристаней». «Жаль, что год смерти этого заме­чательного человека неизвестен,- писала в заключение газета (дата смерти Сердюкова — 1754 год — была установлена значительно позже).- Но каменный дом, где жил Сердюков, недалеко от плотины водохранилища, сохранился. Показывают также могилу его на кладбище села Городолюбля в сельской же церкви».

Могила Михаила Ивановича Сердюкова

Могила Михаила Ивановича Сердюкова

Литература:

  1. В.С. Виргинский. Творцы новой техники в крепостной России.- М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1962
  2. Сайт «Travel.ru. Туризм и путешествия» (http://reports.travel.ru/letters/2014/06/231262.html)
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru