Радиолокация: зарождение и развитие

РЛС Техника

Зарождение и развитие радиолокации относится к более позднему по сравнению с радиосвязью предвоенному периоду. И тем не менее армии многих государств, таких как Германия, Англия, США и Советский Союз, к началу Второй Мировой войны имели на вооружении радиолокационные станции (РЛС) различного назначения, обеспечивавшие в первую очередь противовоздушную оборону (ПВО).

Так, в системе ПВО Германии использовались РЛС дальнего обнаружения воздушных целей «Фрея» и «Большой Вюрцбург», а также РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии «Малый Вюрцбург». Несколько позже были введены в строй мощные стационарные РЛС типа «Вассерман». Наличие этих средств позволило к концу 1941 года создать довольно стройную радиолокационную систему ПВО, состоявшую из двух поясов. Первый начинался у Остенде и тянулся до Куксгафена. Второй шёл от северо-восточной границы Франции вдоль немецко-бельгийской границы и заканчивался у Шлезвиг-Гольштейна. С поступлением на вооружение РЛС управления огнем зенитной артиллерии типа «Мангейм» в 1942 году между этими двумя поясами стали устанавливаться дополнительные посты. В результате к концу 1943 года образовалось сплошное радиолокационное поле ПВО.

Опыты с электромагнитными волнами Г.Герца и А.Попова

В 1888 г. выдающийся немецкий учёный Генрих Герц опытным путём подтвердил существование электромагнитных волн. Опыты Герца заключались в отражении луча рефлектора от металлического листа, установленного на его пути. Отражаясь от него, луч попадал к приёмнику и «сигнализировал» о своём существовании. Стоило убрать лист — сигнализация прекращалась.

Г. Герц
Генрих Рудольф Герц

Герц научился генерировать и улавливать электромагнитные радиоволны и обнаружил, что они по-разному поглощаются и отражаются различными материалами. И прежде всего внимание учёного здесь привлекло само существование известных раннее лишь в теории электромагнитных волн. Но он даже и не задумался о каком-либо практическом применении свойств этих волн — направленности и отражении.

Спустя немного времени, наш соотечественник А.С. Попов впервые нашёл практическое применение для электромагнитных волн, создав грозоотметчик (приёмник электромагнитных волн природного происхождения, который лёг в основу появившегося после радио). Позже А.С. Попов сделал ещё одно важное открытие: в 1897 году во время опытов по радиосвязи на Балтийском море зарегистрировал влияние корабля, пересекающего трассу радиоволн, на силу сигнала.

В своём отчете о проведении опытов учёный писал следующее:

«Наблюдалось также влияние промежуточного судна. Так, во время опытов между «Европой» и «Африкой» попадал крейсер «Лейтенант Ильин», и если это случалось при больших расстояниях, то взаимодействие приборов прекращалось, пока суда не сходили с одной прямой линии».

А. Попов
Александр Степанович Попов

Это первое в истории документальное подтверждение открытия основного принципа радиолокации — отражения радиоволн от металлических предметов, и послужило началом новому средству наблюдения — радиолокации.

Первые радиолокационные устройство

Идея радиолокации немногим моложе идеи радиосвязи. 30 апреля 1904 года немецкий инженер Кристиан Хюльсмайер из Дюссельдорфа получил от Императорского бюро по патентам удостоверение на своё изобретение, названное телемобильскопом. Хюльсмайер предложил двухантенное устройство для обнаружения кораблей на большом расстоянии. Излучённый прибором сигнал отражался от объекта, принимался обратно и соответствующим образом обрабатывался. В состав аппарата входили радиопередатчик, вращающиеся антенны направленного действия, радиоприёмник со световым или звуковым индикатором, воспринимавший отражённые предметами волны.

При всём своем несовершенстве устройство Хюльсмайера содержало в себе основные элементы современного локатора. И уже 18 мая 1904 года аппарат был впервые испытан на кельнском железнодорожном мосту, а 10 июня — в роттердамской гавани.

Идея развивалась и в других заявках, многие из которых очень интересны. Так, в 1919 г. был выдан патент Л. Махтсу, в котором описывалось устройство со спиральной развёрткой и визуальной индикацией положения обнаруживаемого с помощью радиоволн объекта. Однако из-за несовершенcтва излучающих и принимающих устройств того времени возможностей практического осуществления предложенных идей не было.

В сентябре 1922 г. в США два экспериментатора, служившие в ВМФ, — Хойт Э. Тейлор и Лео К. Янг проводили опыты по радиосвязи на декаметровых волнах (3-30 МГц) через реку Потомак. В это время по реке прошёл корабль, и связь прервалась. Это натолкнуло их на мысль о применении радиоволн для обнаружения движущихся объектов. Несмотря на предположение Тейлора, что этот метод может быть использован в темноте и при плохой видимости, флот не сразу продолжил работу в этом направлении. В США именно Х. Тейлору и Л. Янгу приписывают открытие явления отражения радиоволн.

Спустя два года английские физики Э. Эпплтон и М. Барнетт по отражённому непрерывному сигналу измерили высоту слоя Хэвисайда. В этих опытах производилось измерение высоты ионосферы (слоя Кеннели-Хевисайда) путём наблюдения интерференции радиоволн, распространяющихся вдоль поверхности Земли, и волн, отражённых от ионосферы. Их работа считается первой публикацией описания опытов по определению положения отражающего радиоволны объекта.

Ещё через год американцы Г. Брейт и М. Тьюв провели эти измерения импульсным методом, а советские учёные Н. Мандельштам и Л. Папалекси к 1930 г. разработали теорию радиоинтерференционного измерения расстояний.

Становление радиолокации в Российской Империи и в СССР

В преддверии и во время Первой Мировой войны главные усилия российских радиоинженеров прикладывались к развитию и усовершенствованию радиоразведки за врагом. Для этого проводились определённые мероприятия по сбору сведений о радиосвязи иностранных государств. Ещё в 1914 г. нашим соотечественником, лейтенантом Балтийского флота И.И. Ренгартеном, проводились работы по макетированию радиопеленгатора.

И.И. Ренгартен
Иван Иванович Ренгартен

В самом начале войны командованием Балтийского флота было принято решение об установке в Кильконде на о. Эзель первого разведывательного радиопеленгатора (РРП). Идею этого РРП предложил И. Ренгартен, им же была разработана и его конструкция. Береговой РРП системы Ренгартена имел антенну зонтичного типа, состоящую из 16 или 32 лучей-радиусов, ориентированных на местности согласно компасным румбам, почему иногда именовался компасной радиостанцией, или радиостанцией компасного типа. Радиопеленгатор в Кильконде начал решать радиоразведывательные задачи.

В СССР идеи радиолокации продвигал с 1932 г. научный сотрудник Ленинградского электрофизического института (ЛЭФИ) П.К. Ощепков, позднее предложивший использовать импульсное излучение. Идея овладела военными, и 16 января 1934 г. в Ленинградском физико-техническом институте (ЛФТИ) под председательством академика А.Ф. Иоффе состоялось совещание, на котором представители ПВО РККА поставили задачу обнаружения самолётов на высотах до 10 и дальности до 50 км в любое время суток и в любых погодных условиях.

Накануне Второй Мировой войны

СССР

До 1930-х г. в противоздушной обороне для определения местоположения самолётов в СССР использовались звуковые пеленгаторы, позволявшие с хорошей точностью определять направление прихода звука, излучаемого мотором самолёта, и оптические дальномеры. Такая система (её называли «прожзвук») могла использоваться только при безоблачном небе, но и тогда её эффективность была ничтожна, так как пилот, попав в луч прожектора, мог резко изменить курс, в результате чего расчёты прибора, управляющего зенитным огнем, становились непригодными.

При увеличивающихся скоростях самолётов и высоте их полёта направление прихода звука и направление на самолёт стали так сильно различаться, что система «прожзвук» оказалась вообще недееспособной. Необходимость создания принципиально новых средств для обнаружения самолётов стала очевидной.

В ЛЭФИ началась разработка экспериментального образца прибора, способного работать на самых коротких волнах. Уже в начале июля 1934 года под Ленинградом прошли первые успешные опыты с аппаратурой, работавшей в непрерывном режиме на волне около 5 м. После испытаний под Ленинградом опытная аппаратура была отправлена в Москву для демонстрации высшему командованию Красной армии.

22 октября 1934 г. управление ПВО РККА заключило с радиозаводом им. Коминтерна в Ленинграде договоры на разработку первой серии опытных станций радиообнаружения самолётов под условными наименованиями «Вега» и «Конус».

Таким образом, уже в середине 1934 г. в СССР первым в мире был реализован проект создания радиолокатора — от идеи до натурных испытаний опытной РЛС.

В течение 1934–1936 годов были разработаны и испытаны несколько эффективных систем радиолокационного обнаружения самолётов: в Центральной радиолаборатории (ЦРЛ) — Ю.К. Коровиным, в ЛЭФИ — А.А. Чернышёвым и Б.К. Шембелем, в Ленинградском электротехническом институте (ЛЭТИ) — Д.А. Рожанским, Ю.Б. Кобзаревым, П.А. Погорелко, Н.Я. Чернецовым и на заводе № 209 им. Коминтерна — непосредственно П.К. Ощепковым.

В июле 1934 г. ЦРЛ представила на рассмотрение в Главное артиллерийское управление (ГАУ) эскизный проект радиопеленгатора на дециметровых волнах для зенитного прожектора, разработанный согласно второму договору. Данный проект ГАУ утвердило, и к маю 1935 г. ЦРЛ была изготовлена первая экспериментальная радиоустановка, и в связи с переводом Ю.К. Коровина в Центральную военно-индустриальную радиолабораторию (ЦВИРЛ) установка была отправлена на испытание в город Горький (ныне – Нижний Новгород).

Испытания этой установки в ЦВИРЛ во второй половине 1935 г. показали дальность обнаружения лёгкого самолёта около трёх километров. Были отмечены неустойчивая работа излучающего и приёмного устройств, большие микрофонные шумы в схемах магнетронного генератора и приёмника и сильное воздействие излучаемой энергии на приёмник установки. Эти недостатки объяснялись невысоким качеством генераторных и приёмных ламп, изготовлявшихся кустарным способом.

Трудности, с которыми пришлось столкнуться Ю.К. Коровину в первый год своей работы в ЦВИРЛ, объяснялись не только инженерной сложностью проблемы радиообнаружения, но и малочисленностью его коллектива, включавшего молодых инженеров Р.П. Васильева, Е.А. Меркина и инженера-вакуумщика В.М. Птичника. В результате упорного труда Ю.К. Коровина и его коллектива в ЦВИРЛ в 1936 г. была создана новая установка «Енот». Испытания установки показали дальность обнаружения самолётов до 11 км и опять-таки нестабильную работу излучающей и приёмной схем и наличие микрофонных шумов, мешавших приёму отражённых сигналов.

В 1937 г. работы по совершенствованию аппаратуры радиообнаружения в ЦВИРЛ продолжались. К этому времени у коллектива лаборатории окончательно сложилось мнение о перспективности системы, основанной на использовании аппаратуры с непрерывным излучением.

Первое предложение П.К. Ощепкова о применении импульсного метода относится к концу 1934 г. Несколько позже, в марте 1935 г., в ЛФТИ, в лаборатории профессора Д.А. Рожанского, были развёрнуты научные исследования по импульсным схемам. Научными сотрудниками её были инженеры Ю.Б. Кобзарев, П.А. Погорелко и Н.Я. Чернецов.

Осенью 1935 г. ЛЭФИ был преобразован в НИИ-9. На его опытном заводе изготовлен полевой двухантенный макет зенитного радиоискателя «Буря» с максимальной дальностью обнаружения 10–11 км.

Зенитный радиоискатель "Буря"
Зенитный радиоискатель «Буря»

Научно-испытательный и исследовательский институт Красной армии (НИИИС КА) в 1937 г. создал систему радиообнаружения «Ревень» (РУС-1 на основе идей П.К. Ощепкова).

Передающая и приемная машины РУС-1 "Ревень"
Передающая (слева) и приёмная машины РУС-1 «Ревень»

В течение почти 5 лет именно П.К. Ощепков определял основную политику в разработке радиолокационных методов обнаружения самолётов. В 1938 г. группа сотрудников ЛФТИ, лаборант А.А. Малеев, заведующий лабораторией Ю.Б. Кобзарев, научные сотрудники П.А. Погорелко и Н.Я. Чернецов создали импульсную радиолокационную установку для дальнего обнаружения. Установка работала на волне 4 м с мощностью в импульсе 40–50 кВт и обнаруживала самолёт, летящий на высоте 1500 м, на расстоянии до 50 км.

На базе опытной установки «Ревень», созданной в Научном исследовательско-испытательном институте связи РККА, были выпущены первые серийные РЛС «РУС-1», и в сентябре 1939 года она была принята на вооружение и использована в ходе Советско-финляндской войны.

В 1939 г. сотрудниками НИИ-9 были созданы радиоискатели Б-2 и Б-3. На полигонных испытаниях эти установки обнаруживали самолёты на дальностях до 20 км, определяя их угловые координаты в 1,5–3 раза точнее, чем звукоулавливатели. Чуть позже были созданы ещё более совершенные установки «Мимас» и «Стрелец». Последняя использовалась в качестве радиодальномера.

Радиоискатель Б-3
Радиоискатель Б-3

Таким образом, зенитная артиллерия получала возможность вести с помощью радиосредств не только заградительный, но и прицельный огонь.

Позже НИИ радиопромышленности (НИИ-20) разработал автомобильную станцию «Редут», принятую 26 июля 1940 г. на вооружение как РУС-2. О значимости для страны этой станции говорит хотя бы тот факт, что за неё Ю.Б. Кобзарев, П.А. Погорелко и Н.Я. Чернецов получили первую в области радиолокации Сталинскую премию.

Передающая (на шасси ГАЗ-ААА) и приемная машины РУС-2
Передающая (слева на шасси ГАЗ-ААА) и приёмная машины РУС-2

В том же году начались работы над одноантенным вариантом «Редут-41», и здесь НИИ-20 обошёл ЛФТИ, создав РУС-2с («Пегматит»), ставшую основой для серии станций П-1, П-2, П-2м, П-3.

Поступление в войска ПВО станций РУС-2 привело к тактико-технической революции в службе воздушного наблюдения и коренным образом повлияло на эффективность ПВО страны. К началу Великой Отечественной войны в системах ПВО Москвы и Ленинграда имелось 30 РЛС РУС-2. Всего в 1940–1945 годах было построено 607 станций РУС-2 различных модификаций, в том числе и одноантенных РЛС «Пегматит».

США и Великобритания

Независимо от исследований в СССР в других странах также проводились работы в данном направлении. В США в июне 1932 г. инженеры Б. Тревор и П. Картер выполнили большой объём работ по изучению интерференции при отражении радиоволн от самолёта. В своих опытах они наблюдали периодическое изменение величины сигнала, являющееся результатом наложения сигнала, отражённого летящим самолётом.

В 1936 году создан макет РЛС, работавшей на частоте 80 МГц, который обнаружил самолёт на расстоянии 65 км (в 1937 г. у немцев была достигнута дальность 35 км). 2 июля 1936 г в США была изготовлена первая небольшая РЛС, работавшая на частоте 200 МГц, которая в апреле следующего года была установлена на борту эсминца «Лири». РЛС получили название РАДАР (Radio Detection And Ranging — «прибор для радиопеленгации и измерения»). На базе данной РЛС в 1938 году была разработана модель XAF, прошедшая широкие бортовые испытания в 1939 году (прототип модели 1940 года — CXAM, которая была установлена на 19 военных кораблях).

В Великобритании Р. Ватсон-Ватт изобрёл аппаратуру, которая могла получать отражённый сигнал от самолёта на расстоянии 15 км. Принцип её действия был основан на методе импульсной радиолокации. Первые пять импульсных РЛС, разнесённых на 40 км друг от друга, которые работали на метровых волнах, для обнаружения самолётов были установлены на юго-западном побережье Великобритании в 1936 году. Эта система сыграла важнейшую роль в начальном периоде войны.

Первые системы радиообнаружения самолётов создавались с использованием метода биений. В этой аппаратуре передатчик и приёмник разносились на значительное расстояние друг от друга. Передача велась незатухающими колебаниями, а приёмник фиксировал флуктуирующие сигналы (биения), когда самолёт пролетал сквозь завесу, созданную радиоволнами. Разработки по этому направлению в США начались ещё в 1931 году.

Работа над импульсным радиолокатором была начата 14 марта 1934 г. с закупок серийных осциллографических трубок и супергетеродинного приёмника. Первый образец с длиной волны излучения около 10 м обеспечил дальность действия на море в 35 км. Эта система была введена в действие в апреле 1936 г., а уже через три месяца началась эксплуатация радиолокатора меньших размеров с длиной волны 1,5 м и был успешно испытан антенный переключатель, что позволило использовать общую для приёма и передачи антенну. Эти два быстро последовавших друг за другом усовершенствования позволили установить радиолокатор на корабле для испытаний на море, которые успешно прошли в апреле 1937 года.

Вторая Мировая война

Вторая Мировая война позволила в полной мере проверить боевые качества радиолокационной техники в операциях на суше, в воздухе и на море, что предопределило формирование в вооруженных силах радиотехнических частей и подразделений.

С началом Великой Отечественной войны требования к средствам радиообнаружения для ПВО встали не формально в виде абстрактных тактико-технических условий, а как предельно ясная и зримо осязаемая каждым разработчиком необходимость помочь борьбе с авиацией врага. Радиолокационная промышленность тогда у нас почти отсутствовала. Но двигаться вперёд без радиолокационной аппаратуры было немыслимо.

4 июля 1943 г. вышло постановление Государственного Комитета обороны о создании Совета по радиолокации при ГКО. На следующий день после подписания этого постановления началась знаменитая Курская битва. А.И. Берг рассказывал:

«При разговоре И.В. Сталин вдруг спросил, какие средства потребуются для обеспечения жизнедеятельности такого НИИ, скажем, на первый месяц его работы. Я назвал. «Что ж, — сказал Сталин, — тут проблем не вижу. Один день войны требует куда больших расходов. Но чтобы дело пошло, надо победить под Курском. Вот победим — тогда и развернётесь».

Академик АН СССР, адмирал-инженер Аксель Иванович Берг
Академик АН СССР, адмирал-инженер Аксель Иванович Берг

Председателем Совета был назначен член ГКО Г.М. Маленков. Инициатором создания этого Совета был Аксель Иванович Берг, он же был назначен заместителем председателя совета по радиолокации. Это постановление в истории советской радиолокации явилось важнейшим государственным актом, так как с образованием совета по радиолокации руководство развитием этой важнейшей отрасли техники и осуществление большого комплекса необходимых мероприятий было сосредоточено в одном месте и проводилось по непосредственным указаниям ЦК ВКП(б).

В многогранной и разносторонней деятельности Совета по радиолокации преобладали следующие основные направления:

1. Развёртывание радиолокационной промышленности и серийного производства РЛС для нужд фронта.

2. Планирование научных исследований и разработок новых образцов на основе достижений отечественной и мировой науки и техники.

3. Подготовка научных, инженерных и технических кадров радиолокационного профиля.

4. Организация научно-технической информации, а также работ по унификации и нормализации основных узлов радиоэлементов и комплектующих изделий, применяемых в радиолокационной аппаратуре.

Совет по радиолокации был своеобразной организацией: никаких собственных, т.е. находящихся в его прямом подчинении, предприятий и научно-исследовательских учреждений он не имел; все они находились под крыльями оборонных наркоматов. Но все указания Совета по радиолокации выполнялись безоговорочно: за ним стояли законы военного времени и высокий авторитет Государственного комитета обороны СССР. В итоге в сентябре 1943 г. ГКО было принято развернутое постановление об организации выпуска средств радиолокации на некоторых заводах авиационной и судостроительной промышленности, о создании новых научно-исследовательских институтов, КБ, главного управления в Наркомате электропромышленности (радиолокационного) и по ряду других, относившихся к радиолокации, вопросов.

Зенитный радиопрожектор РАП-150

В 1943 г. в войска начали поступать локаторно-прожекторные станции РАП-150 с дальностью обнаружения цели 20–25 км. К началу 1944 года на базе опыта создания РЛС «Редут-К» НИИ промышленности создал станцию обнаружения под названием «Гюйс» по заданию ВМФ. Предназначение её было в обнаружении надводных и воздушных целей. «Гюйс» не представляла собой модернизированную станцию «Редут-К», а являлась принципиально новой аппаратурой, работавшей на волне 1,5 м.

Эсминец пр. 30 "Огневой" с РЛС "Гюйс-1Б"
Эсминец пр. 30 «Огневой» с РЛС «Гюйс-1Б»

Во время Второй Мировой войны уже рассматривались перспективы дальнейшего развития радиолокации. В марте 1944 года на пленуме Артиллерийского комитета ГАУ была предложена разработка новой системы зенитного и радиолокационного вооружения, предусматривающей создание зенитных батарей более крупного калибра для поражения высотных целей и малокалиберных батарей для уничтожения самолётов на средних и малых высотах. Но завершение войны оказалось весьма непредсказуемо. В августе 1945 года на Японские города Хиросиму и Нагасаки американцы сбросили атомные бомбы. Появление нового столь разрушительного оружия заставило пересмотреть цели радиолокации.

Загоризонтное обнаружение

В процессе развития отечественной и зарубежной радиолокационной техники наступила новая стадия, характеризующаяся тактико-техническим совершенствованием РЛС и их разнообразием применительно к тактическим задачам армии и флота. В 1946 г. русский учёный и конструктор Николай Кабанов предложил идею раннего (загоризонтного) обнаружения самолётов в диапазоне коротких волн на удалении до 3000 километров. Он обнаружил, что зондирующие лучи при длине волны 10–100 м способны, отразившись от ионосферы, облучить цель и возвратиться по тому же пути к РЛС.

В 1957 г. из-за строжайшей секретности, не зная о неудачной работе Кабанова, главный конструктор радиорелейных линий лауреат Госпремии СССР Е. Штырен, а также В. Шамшин, Э. Шустов и Б. Кукис вновь теоретически обосновали возможность создания мощного коротковолнового загоризонтного радара. Они разработали научный отчёт «Дуга», названный так потому, что обнаружение целей за тысячи километров шло над круглой поверхностью Земли. Но в академии наук поставили крест на «Дуге», поскольку Кабанов доказал невозможность загоризонтной радиолокации.

В 1959 году американец доктор Тэйлор коротковолновым радаром на большой дальности обнаружил ракету, и работы Штырена возобновились. Он доказал, что загоризонтная РЛС может обнаруживать самолёт на дальности 3000 км и ракеты — на 6000 км. Через четыре года на действующем макете загоризонтного локатора Штырену, Шамшину и Шустову удалось обнаружить старты ракет с Байконура на расстоянии 2500 км.

Ко второй половине 1950-х годов в Радиотехническом институте (РТИ) АН СССР началась разработка первой отечественной РЛС «Днестр», предназначенной для обнаружения атакующих баллистических ракет и космических объектов. После прохождения РЛС «Днестр» полигонной отработки на 10-м государственном испытательном полигоне Минобороны 15 ноября 1962 г. было задано создание 4 таких РЛС в районах Мурманска, Риги, Иркутска и озера Балхаш.

РЛС "Днестр"
РЛС «Днестр»

Одновременно в ЦНИИ «Комета» началась разработка космической системы обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз США, а в НИИ дальней радиосвязи (НИИДАР) — средств загоризонтного обнаружения. Проект РЛС «Дарьял» до сих пор является уникальным. Эту станцию, рассчитанную на большую излучаемую мощность и имеющую огромную площадь антенного полотна, первоначально предполагалось оснастить ядерными автономными источниками питания.

РЛС "Дарьял"
РЛС «Дарьял»

Конец 60-х годов ХХ века можно считать началом создания не только системы предупреждения о ракетном нападении, но и ракетно-космической обороны в целом. В 1970 году Минрадиопром принял решение о создании Центрального научно-производственного объединения (ЦНПО) «Вымпел», задачей которого являлось проведение практически всего комплекса работ по ракетно-космической обороне. В состав «Вымпела» вошли несколько предприятий России, Украины и Белоруссии. Основными, из которых были РТИ, НИИДАР, НИИ радиоприборостроения, Днепровский машиностроительный завод, Южный радиозавод, Гомельский радиозавод, Конструкторское бюро системного программирования и Научно-тематический центр. С этого времени история разработки и создания всех систем ракетно-космической обороны стала историей Центрального научно-производственного объединения «Вымпел».

25 августа 1970 года на вооружение Советской армии был принят комплекс раннего обнаружения (РО) атакующих баллистических ракет в составе командного пункта (КПК РО) и узлов РО-1 (Мурманск), РО-2 (Рига). Этот комплекс работал по принципу разнесённого на местности радиолокатора, когда функции источников информации сводились к формированию единичных измерений и передаче их на командный пункт раннего обнаружения. А задачей командного пункта комплекса являлось построение траекторий баллистических ракет и космических объектов и определение параметров их движения в автоматическом режиме.

Создание узлов РО-1 и РО-2 обеспечило надёжный контроль ракетных баз США. 13 февраля 1973 года приняты на вооружение РЛС «Днестр» на узлах, предназначенных для обнаружения спутников (ОС) Земли — ОС-1 (Иркутск) и ОС-2 (Балхаш). Узлы ОС-1 и ОС-2 существенно расширили возможности по контролю космического пространства и прикрыли юго-восточное ракетоопасное направление.

В 1976–1977 годах «Вымпел» разработал первый эскизный проект развития и совершенствования системы предупреждения о ракетном нападении. Необходимость данной работы была обусловлена развитием средств нападения стран НАТО и Китая. В это время на вооружение НАТО поставили баллистические ракеты подводных лодок морского базирования «Трайдент-1», началась разработка ракет «Трайдент-2» с большей по сравнению с «Трайдент-1» дальностью полёта, появились баллистические ракеты дальнего действия в Китае.

Основу этой программы составляли так называемые универсальная приёмная позиция (УПП) и типовая передающая позиция (ТПП). УПП позволяла принимать и обрабатывать отражённые от цели сигналы, излучаемые локатором «Днепр». Дальнейшее совершенствование узла обеспечивалось заменой «Днепра» на ТПП, работающую совместно с УПП, ранее созданной на узле. Впервые в мировой практике в УПП было предусмотрено создание адаптивной фазированной антенной решётки.

РЛС "Днепр"
РЛС «Днепр»

Головной образец приёмной позиции, которая называлась «Даугава-2», предполагалось разместить на узле ОС-2 (Балхаш), а первые ТПП — на узлах Мукачёво и Рига. Впоследствии на основе этих решений началось создание РЛС «Дарьял-У» на узлах Балхаш, Иркутск и Енисейск и РЛС «Дарьял-УМ» на узлах Мукачево и Рига. Главным конструктором «Дарьяла-У» был назначен А. Васильев, а «Дарьяла-УМ» — В. Иванцов.

РЛС Дарьял-УМ
РЛС «Дарьял-УМ»

В 80-х годах прошлого века в НТЦ ЦНПО «Вымпел» разрабатывается комплекс предложений по обнаружению ударов ракет «Першинг-2»: принимается решение о расширении западного сектора обзора РЛС системы ПРО «Дунай-3У», рассматривается вопрос об использовании для этих целей противосамолётной РЛС «Имбирь» и других локаторов противосамолётной обороны.

РЛС Дунай-3У
РЛС «Дунай-3У»

В 1989 г. завершается очередной успешный этап в развитии СПРН. Система приобретает новое качество и новую комплексную боевую программу. В первой половине 90-х годов Министром обороны Российской Федерации разрабатывается и утверждается концепция создания российской СПРН с учётом подписанного к этому времени государствами СНГ «Соглашения о средствах СПРН и СККП».

Распад СССР и появление новых форм собственности вынудил руководство ЦНПО «Вымпел» искать новые способы организации работ по системам РКО. В 1995 г. на базе Центрального научно-производственного объединения создается Межгосударственная акционерная корпорация «Вымпел» (МАК «Вымпел») в составе российских и белорусских предприятий. В развитии СПРН начинается новый этап.

* * *

Появлением радиолокации можно считать рубеж XIX— XX веков. И по сути, этой области наук чуть больше века, но столь стремительное её развитие привело нас к тому, что мы уже не можем даже и представить своё существование без неё в нашем повседневном быту, что уж говорить о её военном значении. С развитием общества человеческие потребности растут всё больше. Следовательно, перед радиолокацией появляются новые задачи и новые направления, а значит, и усовершенствование методов, оборудования системы радиолокации. Не скоро к данной области будет потерян интерес, который подогревается и научным прогрессом, с одной стороны, и коммерческой заинтересованностью, с другой.

Литература:

Журнал Министерства обороны РФ «Армейский сборник», декабрь 2019 г.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Русская DARPA
Коментарии