История создания отечественных комплексов РЭБ воздушного базирования

Просмотров: 1 152
Эмблема войск РЭБ

История создания отечественных средств и комплексов радиоэлектронного подавле­ния воздушного базирования берет свое начало с 1947 года. Тогда созданная при Третьем комитете комиссия по радиолокации под председательством А.И. Берга рассмотрела ряд докладов, касающихся вопросов создания по­мех радиолокационным средствам обнаружения.1950-х годах советское правительство учредило три комитета Совета Министров СССР, объединивших лучших военных и гражданских специ­алистов в нескольких областях науки и техники. Первый комитет (поз­же — Первое главное управление при Совете министров) занимался атом­ной тематикой — созданием ядерного оружия. Второй комитет — ракетной техникой. Третий комитет (позже — Третье главное управление при Совете министров СССР) — решал проблемы создания ракетной противовоздуш­ной обороны. Причем каждый из комитетов по сути являлся органом вла­сти с соответствующими полномочиями, позволявшими решить постав­ленную перед ним задачу.

Перед третьим Комитетом стояла задача обеспечить комплексную за­щиту Москвы от возможных массированных воздушных атак. Решением стало создание мощной ракетной системы ПВО, управляемой с помощью радиолокационной сети. Однако в процессе разработки такой системы возникла необходимость изучения проблемы создания помех радиолока­ционным станциям атакующей авиацией. Собственного практического опыта создания таких помех ВВС СССР имели недостаточно. Он ограничи­вался фактически созданием пассивных радиопомех РЛС ПВО нацистской Германии в годы Великой Отечественной войны. В то же время амери­канцы и англичане активно использовали как активные, так и пассивные радиопомехи для подавления РЛС Германии и особенно активно на завер­шающем этапе Второй мировой войны. Был и еще один аспект. В тот период Советский Союз подошел к созданию собственной атомной бомбы, однако никаких других вариантов доставки ядерного боеприпаса на территорию противника, кроме как с помощью самолетов стратегической авиации, на тот момент не существовало. Потребовалось решить вопрос обеспечения защиты самолетов — носителей ядерного оружия от поражения средства­ми ПВО противника при ее преодолении, на большом удалении от своих авиабаз, где не было никакой возможности рассчитывать на защиту своей истребительной авиации. Помочь решить такую задачу могли станции радиоэлектронного подавления, располагаемые как на специализирован­ных самолетах — постановщиках помех, так и на носителях спецбоеприпа­сов. Поэтому в число рассмотренных комиссией Берга тематических вопро­сов были включены вопросы создания помех радиолокационным станциям противника, защиты от таких помех своих РЛС и разработки необходимой техники. Результатом работы комиссии стало принятие программы иссле­дований и разработок в области создания средств помех и защиты от них.

В 1948 году была начата опытно-конструкторская работа по теме ПР-1. Она предполагала создание аппаратуры радиоэлектронной разведки, функционирующей в сантиметровом диапазоне, и аппаратуры помех, функциони­рующей в сантиметровом и дециметровом диапазонах. Дополнительный стимул работам придала начавшаяся в 1950 году Корейская война, в ходе ко­торой американская авиация убедительно продемонстрировала необходимость, как разработки своих средств радиоэлектронного подавления, так и необходимость поиска решений в области защиты от них. В 1954 году комплекс аппаратуры, разработанный в рамках ОКР ПР-1, был принят на вооружение. Он состоял из станций шумовых прицельных помех СПС-1 и СПС-2 и соответствующей аппаратуры радиоразведки: станции точ­ной разведки СРС-1 и станции грубой разведки СРС-2 на диапазон волн от 9,5 см до 5 м.

Стратегический бомбардировщик Ту-4

Стратегический бомбардировщик Ту-4

Первенец был, разумеется, далек от совершенства: станции помех и разведки имели ручное управление и весили по 250-300 кг. Из-за большой массы и габаритов аппаратуры разместить комплекс на одной машине не представлялось возможным. В результате комплект оборудо­вания комплекса ПР-1 был размещен на семи самолетах Ту-4, а его орга­низованная работа потребовала хорошо тренированных экипажей и опе­раторов разведки и РЭБ. Кроме того, станция помех одновременно имела возможность подавлять только одну РЛС. Однако при преодолении проти­водействия насыщенной средствами радиолокации ПВО противника мог­ли возникнуть проблемы с обеспечением скрытности действий авиации. Помимо разработки комплекса активного противодействия ПР-1 в первые послевоенные годы значительное развитие получили системы постанов­ки пассивных помех, по которым у советской авиации по итогам Второй мировой обнаружилось значительное отставание. Поэтому были разрабо­таны и приняты на вооружение ВВС более совершенные средства пассив­ных помех. В дополнение к бумажным металлизированным лентам (типа 1У, 2У, 3У) были созданы дипольные отражатели на основе стекловолокна типа ДОС-50, ДОС-113 и автоматы для их сбрасывания типа АСО-4, АСО-16, АСО-28, АПП-22.

Совершенствование комплексов активных помех шло в ногу с актив­ным развитием авиационной техники и перевооружением на реактивные машины. Как уже было отмечено, первый комплекс ПР-1 требовал сразу нескольких самолетов Ту-4. С принятием на вооружение реактивных бом­бардировщиков Ту-16 была поставлена задача разместить комплекс РЭП на одной специализированной машине. Были созданы модификации Ту-16Е и Ту-16НЕ, на которых устанавливались станции СПС-1 и СПС-2. Кроме того, в 1957 году был испытан самолет-постановщик помех Ту-16 «Елка». На само­лете были размещены семь автоматов сброса пассивных помех АСО-16 «Елки» и Ту-16Е, действуя во взаимодействии с боевыми порядками стра­тегических бомбардировщиков, должны были обеспечивать их прорыв к целям, подавляя РЛС противника активными (Ту-16Е) и пассивными («Елки») помехами. Помимо стратегической авиации, первые станции ак­тивных помех начала получать и тактическая бомбардировочная авиа­ция. В бомбоотсеке бомбардировщика Ил-28 установили станцию СПС-2, а функции ее оператора перешли к штурману самолета. Такая модификация получила обозначение Ил-28ПП. Ту-16 «Елка», Ту-16Е, Ил-28ПП — все эти самолеты строились серийно. «Елок» было построено 71, Ту-16Е — около сотни, Ил-28ПП ВВС получили 17. Указанные средства при их массирован­ном применении уже могли обеспечить значительное снижение эффек­тивности ПВО вероятного противника. Возросшие возможности ВВС СССР по ведению радиоэлектронной борьбы не остались незамеченными.

Ту-16 Ёлка». Наружная створка автомата сброса пассивных помех АСО-16

Ту-16 Ёлка». Наружная створка автомата сброса пассивных помех АСО-16

С учетом этого США и страны НАТО существенно нарастили количе­ство и возможности РЛС в системах ПВО войск и объектов, включая страте­гические. РЛС теперь действовали не автономно, а объединялись в единые системы обнаружения и наведения. Возросла мощность РЛС, появились новые многоканальные и перестраиваемые станции, впервые были приме­нены алгоритмы селекции движущихся целей, что существенно понизило эффективность активных и пассивных помех. В результате очень скоро не­достатки первых станций активных помех — ручное управление, низкая мощность и пропускная способность, громоздкость, необходимость точ­ной и своевременной радиоразведки (требовалась заранее, еще до вылета, знать, какие параметры будут у подавляемых РЛС противника) — вывели их в разряд устаревших.Ту-16П

Во второй половине 1950-х годов была создана система «Букет». В нее вхо­дили станции активных помех СПС-22Н, СПС-33Н, СПС-44Н и СПС-55Н, каждая из которых перекрывала свой диапазон частот. Литеры в обозна­чении станции указывали на различия по диапазону частот: СПС-22Н ге­нерировала помехи в диапазоне волн 22-30 см, СПС-33Н — 12,5-22 см, СПС-44Н — 10-12,5 см и СПС-55Н — 8-10 см. В отличие от ранних СПС-1 и СПС-2 новые станции работали в автоматическом режиме и обеспечивали подавление многоканальных и перестраиваемых РЛС дальнего обнаруже­ния и наведения, а также только появившихся РЛС целеуказания зенитным ракетным комплексам. Для своего времени «Букеты» были выдающим­ся достижением — самые мощные в мире помеховые станции, обеспечи­вающие подавление практически всех имевшихся на тот момент (конец 1950-х годов) РЛС ПВО. Автоматизация станции позволяла обойтись без до­полнительного члена экипажа — ею управлял штурман-оператор со свое­го рабочего места. «Букеты» могли ставить заградительные, скользящие и прицельные по чистоте помехи. «Ложка дегтя», и немалая, тоже была — станции имели большой вес и обладали большой энергоемкостью. Для их установки потребовался весь бомбоотсек дальнего бомбардировщика Ту-16. Такая модификация — Ту-16П, или изделие «НП» (встречаются обо­значения Ту-16П «Букет» или Ту-16 «Букет»), была создана специально под систему «Букет», причем огромное выделенное под оборудование РЭБ про­странство обеспечило машине большой потенциал модернизации (стан­ции последующих поколений были компактнее и меньше весили) и сдела­ло Ту-16П «рабочей лошадкой» эскадрилий РЭБ на несколько десятилетий. Начиная с 1962 года системой «Букет» было оснащено: 34 самолета станцией СПС-22Н, 9 — СПС-33Н, 28 — СПС-44Н и 20 — СПС-55Н.

В рамках второго направления была разработана и принята на воо­ружение в 1961 году станция прямошумовых заградительных помех СПС-4 «Модуляция», работающая в метровом диапазоне. Несколько позднее в 1964 году был завершен цикл работ по созданию станции широкополосных заградительных помех 10-см диапазона волн СПС-77 (иногда в литерату­ре используется наименование «Завеса» по названию опытно-конструк­торской работы). В качестве базы СПС-4 и СПС-77 досталась уже новая машина — самолет радиоэлектронного противодействия Ту-22П. Он был разработан в ОКБ-156 А.Н. Туполева по теме «Сибирь-1» на базе бомбарди­ровщика Ту-22 в начале 1960-х годов и принят на вооружение в 1968 году. Машина предназначалась для подавления наземных и корабельных РЛС дальнего обнаружения, целеуказания и наведения истребителей. Де-факто глав­ным противником Ту-22П стали РЛС кораблей охранения ударных ави­аносных группировок США. Всего было изготовлено 47 постановщиков помех Ту-22П, причем оборудование РЭБ машин постоянно совершенствовалось. На модификации Ту-22П-1 устанавливались станции СПС-44 ком­плекса «Букет», Ту-22П-2 — станции СПС-77 и СПС-4, Ту-22П-4 — станции СПС-22-70 и СПС-5М.

Ту-22ПД

Ту-22ПД

В конце 1950-х годов у авиации появился новый противник — управляе­мые ракеты классов «поверхность-воздух» и «воздух-воздух». ВВС и ВМС США приняли на вооружение ракеты «воздух-воздух», сначала АIМ-4 «Fа1соn», затем АIМ-7 «Sparrow» с полуактивной радиолокационной голов­кой самонаведения. В 1959 году ВВС США получили на вооружение ракету АGМ-12 «Bullpup» с радиокомандной системой наведения — первую в ми­ре крупносерийную управляемую зенитную ракету. Управляемые раке­ты многократно увеличили как вероятность, так и дальность поражения самолета. Теперь перед создателями систем РЭБ появилась задача проти­водействия радиоэлектронным системам управления ракет. Требовалось пересмотреть всю концепцию развития применения авиационных систем РЭБ. Ведь до появления управляемых ракет основными объектами РЭБ для самолетов-постановщиков помех были наземные РЛС противника. Сталкивались с ними главным образом группы ударных самолетов: истре­бителей-бомбардировщиков и бомбардировщиков. Соответственно, сред­ства РЭБ размещались на части машин такой ударной группы, причем из логистических и тактических соображений целесообразнее аппаратуру РЭБ было разместить на машинах такого же типа. По этой логике появи­лись Ту-16П, Ту-22П, Ил-28ПП. Большие размеры машин позволяли разме­стить мощные станции радиоэлектронного подавления и громоздкие си­стемы отстрела пассивных помех. Теперь же РЛС и управляемые ракеты получили истребительная авиация противника и силы ПВО в тактической зоне боевых действий. С этим противником уже встречалась бомбарди­ровочная, истребительно-бомбардировочная, истребительная и штурмо­вая авиация. А повесить, скажем, на МиГ-19 «Букет» или хотя бы суще­ствующее оборудование постановки пассивных помех не представлялось возможным. Требовалось разработать принципиально новое поколение станций помех, получивших название станции помех индивидуальной за­щиты, а также новые компактные средства постановки пассивных помех и аппаратуру для обнаружения радиолокационного облучения.

Для решения задачи индивидуальной защиты самолетов от пораже­ния управляемым оружием противника был проведен ряд научно-иссле­довательских и опытно-конструкторских работ по созданию нового типа аппаратуры — станций ответных помех на лампах бегущей волны (НИР «Север», «Партитура», ОКР «Роза», «Резеда», «Сирень») и конструирова­нию автоматов пассивных помех для индивидуальной защиты самоле­та (ОКР «Автомат-2»). В результате выполнения НИР «Север» и ОКР «Роза» была принята на вооружение первая отечественная станция ответных помех СПС-3. Эта станция пока могла формировать только один вид по­мех в диапазоне наземных РЛС управления огнем зенитной артиллерии. Следующим этапом стало создание станций ответных помех СПС-100, -110, -120 в рамках темы «Резеда». Эти станции могли ставить несколь­ко видов помех импульсным РЛС и радиолокационным головкам наведе­ния ракет. Однако к моменту принятия станций «Резеда» на вооружение (1963-1964 года) американцы разработали и приняли на вооружение зенит­ный ракетный комплекс МIМ-23 HAWK с РЛС непрерывного излучения. Советским ответом стала опытно-конструкторская работа «Сирень», в хо­де которой была разработана серия станций помех для индивидуальной защиты фронтовой авиации «Сирень-Ф» (СПС-141, СПС-142, СПС-143). Они были приняты на вооружение в конце 1960-х годов. Несколько позднее были приняты на вооружение модификации «Сирени», предназначенные для самолетов дальней и военно-транспортной авиации (СПС-151, СПС-152, СПС-153, также известны под объединенным названием «Сирень-Д»). При проектировании «Сиреней», к слову, советским специалистам помог веро­ятный противник — из обломков сбитого в 1960 году под Свердловском са­молета-шпиона U-2, пилотируемого летчиком Ф. Пауэрсом, бы­ла извлечена чудом сохранившаяся после многокилометрового падения станция имитационных активных помех, используемая для индивидуаль­ной радиоэлектронной защиты самолета. В частности, благодаря амери­канской станции в «Сирени» были реализованы новые виды помех («увод по скорости»). Технически станции «Сирени» являлись активными ре­трансляторами и были предназначены для защиты самолетов фронтовой (позднее — дальней) авиации от радиоуправляемого оружия классов «поверхность-воздух» и «воздух-воздух». Станции формировали уводящие помехи (по дальности, скорости и угловым координатам) как импульсным, так и доплеровским РЛС наведения ЗРК и бортовым радиолокационным станциям истребителей. Аппаратура станции принимала облучающий импульс, автоматически определяла его параметры и формировала серию аналогичных ложных ответных сигналов с временной задержкой. В ре­зультате на экране РЛС противника самолет скрывался отметками ложных целей, что приводило к срыву наведения. Станции комплекса «Сирень» были гораздо компактнее «Букетов», требовали гораздо меньше мощности и, соответственно, менее интенсивного охлаждения, что позволило уста­навливать их на гораздо более широкую номенклатуру носителей.

Обтекатель станции СПС-153 на Ту-22ПД

Обтекатель станции СПС-153 на Ту-22ПД

К середине 1960-х годов стало очевидно, что к системам радиоэлектрон­ной борьбы перешла решающая роль в деле защиты самолетов, как ин­дивидуальной, так и групп машин, от ракетного оружия противника. По решению советского правительства примерно с этого рубежа начина­ются широкомасштабные работы по оснащению самолетов фронтовой, дальней, военно-транспортной авиации индивидуальными и групповы­ми средствами активных и пассивных помех, аппаратурой предупреж­дения о радиолокационном облучении. Осознание важности самолетов РЭБ в решении задач ударной авиации демонстрируется и таким фак­том: в принятых в 1960-х годах «Правилах стрельбы зенитно-ракетных во­йск» в случае боевых действий первыми надлежало уничтожать самоле­ты — постановщики помех и лишь затем — носители ядерного оружия. Решение столь масштабной задачи, как массовое оснащение средствами РЭБ авиации, потребовало реорганизации радиоэлектронной области и создания новых предприятий. Первые два десятилетия истории отече­ственных систем РЭБ воздушного базирования их ведущим проектантом и создателем являлся Всесоюзный научно-исследовательский институт радиолокации, он же ВНИИ-108 (в настоящее время Федеральное госу­дарственное унитарное предприятие «Центральный научно-исследова­тельский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга»). Сто восьмой институт разработал практически все станции радиоэлектрон­ного подавления воздушного базирования первых поколений. Однако по мере наращивания объемов работ по радиоэлектронной тематике ста­ло очевидно, что ресурсов ВНИИ-108 на все темы не хватает. К тому же с 1960-х годов приоритетным направлением для института стала разработка систем космического радиоэлектронного наблюдения «Целина» — важ­ного компонента системы ядерного сдерживания. Поэтому в 1967 году на базе калужского филиала ЦНИИ-108 был создан специализированный научно-исследовательский институт, чьей основной задачей стала раз­работка комплексов и станций радиоэлектронной борьбы, преимуще­ственно воздушного базирования. Так появился Калужский научно-ис­следовательский радиотехнический институт (КНИРТИ). Он быстро стал ведущим центром разработки систем РЭБ в Советском Союзе и сохра­нил это лидерство до сегодняшнего дня — теперь Акционерное общество «Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт» (АО «КНИРТИ») является одним из ведущих предприятий Российской Федерации по созданию средств радиоэлектронной борьбы и входит в состав АО «КРЭТ».

Ан-12ПП

Ан-12ПП

Помимо работ над собственно станциями радиоэлектронной борьбы, шло активное создание специализированных самолетов помех. Наряду с уже имеющимися и строящимися серийно самолетами — постановщи­ками помех Ту-16Е, Ту-16П, Ту-22П принимаются на вооружение самоле­ты — постановщики помех Ан-12ПП (1968 год) и Як-28ПП (1971 год). Ан-12ПП предназначался для взаимодействия с самолетами военно-транспортной авиации. В тот период (1960-1980-е года) предполагалось, что важной состав­ной частью наступательных операций будет высадка крупных воздуш­ных десантов в тактическом и оперативном тылу противника (в составе ВС СССР было семь воздушно-десантных дивизий плюс десантно-штурмовые бригады, отдельные полки и батальоны). Чтобы большие и медленные самолеты военно-транспортной авиации с десантом на борту могли пре­одолевать линию фронта и рубежи ПВО противника без потерь, для их сопровождения было принято решение широко использовать специали­зированные самолеты РЭБ. А для того, чтобы упростить снабжение и об­служивание машин в войсках, эти специализированные самолеты лучше было разработать на базе наиболее массовых транспортных машин. Так появилось семейство самолетов РЭБ на базе транспортного Ан-12.

Ан-12БК-ИС

Ан-12БК-ИС

Первым был Ан-12Б-И, представлявший собой обычный Ан-12 (возможность перевозки десанта и грузов была сохранена), на который была установлена станция помех СПС-5 «Фасоль». Эта станция была производной от СПС-4 «Модуляция» — станции прямошумовых заградительных помех, работающей в метровом диапазоне. Это была относительно простая станция, ко­торая не была способна подавлять РЛС подсвета и сопровождения целей ЗРК SАМ-А-18 «Нawk» — основного тактического ЗРК вероятного противни­ка. Поэтому в 1970 году началось массовое переоборудование Ан-12Б в версию Ан-12БК-ИС, которая в дополнение к «Фасоли» получила автоматические станции ответных помех «Сирень-Д». От истребительных версий десант­ная «Сирень» отличалась прежде всего существенно большей мощностью: тяжелый военно-транспортный самолет не мог дополнить помехи манев­ром, и это приходилось компенсировать выходной мощностью станции. И Ан-12Б-И, и Ан-12БК-ИС были своего рода комбинированными маши­нами — сохраняя возможность перевозки десанта, они могли выполнять функции постановщиков помех. Однако было очевидно, что специализи­рованная машина была бы более эффективна. Поэтому в 1968 году на воору­жение принимается Ан-12ПП. На нем были смонтированы как средства групповой защиты подразделений и частей военно-транспортной ави­ации («Букет», «Фасоль», автомат постановки пассивных помех АПП-22), так и средства индивидуальной защиты самолета («Резеда»). Установка мощных «Букетов» потребовала оборудования самолета специальными радиопоглощающими устройствами биологической защиты экипажа от излучения. Для охлаждения станций, занявших почти весь грузовой от­сек, была спроектирована мощная воздушно-жидкостная система. О мо­щи помех «Букетов» Ан-12ПП в войсках ходили всевозможные легенды, в ходе учений эти самолеты надежно глушили не только РЛС ПВО, но и со­здавали сильные помехи военной и гражданской связи, гражданскому те­ле- и радиовещанию. Самолеты — постановщики помех на базе Ан-12 бы­ли самыми распространенными специализированными самолетами РЭБ на вооружении советских ВВС. Им довелось, правда, без особых успехов, поучаствовать в ближневосточных конфликтах. Пережив Советский Союз, значительный парк этих самолетов достался ВВС России и Украины, где, впрочем, эти самолеты довольно быстро были списаны или переделаны в транспортные машины. И все же у российских Ан-12ПП была своя лебе­диная песня — несколько таких постановщиков помех приняли участие в Пятидневной войне с Грузией в 2008 году.

Ан-12БК-ППС

Ан-12БК-ППС

Но вернемся в советскую эпоху. В 1970 году прошел государственные ис­пытания и был принят на вооружение самолет — постановщик помех Як-28ПП, созданный ОКБ Яковлева на базе фронтового бомбардировщи­ка Як-28. Як 28ПП мог создавать комплексные помехи радиоэлектронным средствам противника, поскольку нес как активные, так и пассивные средства радиопротиводействия. Активные средства были представлены стан­циями комплексов групповой защиты «Букет» и «Фасоль», а также стан­цией индивидуальной защиты «Сирень». Для создания пассивных помех под плоскостью крыла самолета на балочных держателях устанавливались два 16-ствольных универсальных пусковых блока УБ-16-57УМ с противорадиолокационными неуправляемыми авиационными ракетами С-5П (ПАРС-57) калибра 57 мм. Залпом этих ракет создавались облака пассив­ных помех из тонких металлизированных волокон по курсу полета удар­ной группы. Такие облака держались в воздухе достаточно продолжитель­ное время (от 10 минут и более) в зависимости от высоты и метеоусловий, что обеспечивало выполнение ударной задачи. Наконец, устройство «Автомат-2И» (КДС-19) с двумя симметричными балками устанавлива­лось под гондолами двигателей и предназначалось для создания помех РЛС путем сбрасывания противорадиолокационных дипольных отража­телей из металлизированного стекловолокна в заднюю полусферу. Такой комплекс средств был достаточен для решения задач создания помех об­зорным и прицельным РЛС, состоявшим на вооружении вероятного про­тивника в 1970-е годы. Ввиду того, что базовый Як-28 уже давно находился в серии, постановщик помех Як-28ПП был быстро освоен в производстве. Первые Як-28ПП направлялись в разведывательные авиаполки, затем в конце 1970-х годов были сформированы отдельные эскадрильи РЭБ, полно­стью укомплектованные яковлевскими машинами. Помимо эскадрилий РЭБ, каждый бомбардировочный авиаполк советских ВВС в 1970-х годах имел звено постановщиков помех.

Як-28ПП

Як-28ПП

В начале 1970-х годов эволюция средств РЭБ воздушного базирования по­дошла к новому важному этапу — размещению на вертолетных носителях. У вертолетов как у носителей станций РЭБ было важное преимущество — низкая скорость их полета позволяла установить на них антенны сложных неаэродинамических форм, которые просто невозможно установить на сверхзвуковых самолетах (типа Як-28ПП или Ту-22П) и довольно проблема­тично на дозвуковых винтовых машинах (вроде Ан-12ПП). Сложные и гро­моздкие антенны позволили обеспечить на вертолетах увеличенную вы­ходную мощность сигнала по сравнению с самолетными средствами РЭБ. Кроме того, вертолеты РЭБ могли базироваться ближе к линии фронта на неподготовленных или слабо подготовленных площадках, что позволяло обеспечить их боевое применение со своей территории за пределами зон поражения ЗРК противника, более плотное взаимодействие с транспорт­ными вертолетами, осуществлявшими тактические десанты, и, позднее, с ударными вертолетами и штурмовиками армейской авиации. Самолетам же для базирования требовался полноценный аэродром. Вооружению тех­никой РЭБ вертолетов способствовал и прогресс самой вертолетной тех­ники — в 1960-х годах Советская армия получила свою летающую «рабочую лошадку» Ми-8 — один из самых удачных вертолетов в истории авиации. В 1971 году принимается на вооружение первая модификация Ми-8, предна­значенная для радиоэлектронной борьбы — Ми-8СМВ. В ее грузовой ка­бине был установлен вертолетный вариант комплекса радиоэлектронной борьбы «Смальта-В» с пультом управления, а на борту фюзеляжа смон­тированы приемопередающие антенны. «Смальта-В» была одной из пер­вых станций, созданных Калужским научно-исследовательским радио­техническим институтом (КНИРТИ), учрежденным незадолго до этого. Именно со «Смальты» КНИРТИ стал отечественным лидером в области разработки систем радиоэлектронной борьбы воздушного базирования. Технически «Смальта-В» представляла собой активный ретранслятор, ра­ботавший в 3-см диапазоне волн. Система обеспечивала создание шумо­вых помех РЛС с импульсным, непрерывным и квазинепрерывным излу­чением. Вертолетные комплексы РЭБ непрерывно совершенствовались в 1970—1980 годах. За Ми-8СМВ последовали модификации Ми-8ПП и Ми-8ППА, позднее, с принятием на вооружение более мощной и грузоподъемной версии вертолета Ми-8МТ, постановщики помех разрабатывались на его базе. Со временем на замену и в дополнение к станциям «Смальта-В» были разработаны вертолетные станции «Икебана» и «Рычаг».

Ми-8СМВ

Ми-8СМВ

В настоящее время одной из наиболее востребованных в Вооруженных Силах России разработок АО «КРЭТ» является вертолетная система РЭБ групповой защиты авиации «Рычаг». Высокая эффективность вертолет­ных комплексов РЭБ, в том числе прототипа системы РЭБ «Рычаг» — стан­ции помех «Смальта-В», неоднократно подтверждалась в ходе различных военных конфликтов. Достаточно привести два примера.

Ми-8ППА

Ми-8ППА

В военном конфликте арабских государств с Израилем (в войне «Судного дня») 6 октября 1973 года под защитой наземного прототипа вер­толетной станции помех «Смальта» 79 самолетов сирийской авиации на­несли массированный удар по израильским войскам в районе Голанских высот, потеряв всего лишь один самолет. В операции Вооруженных Сил России по принуждению Грузии к миру в ходе грузино-осетинской войны в 2008 году потери нашей авиации были полностью исключены с началом ак­тивного применения самолетов и вертолетов РЭБ, в том числе вертолетов РЭБ Ми-8СМВ-ПГ с модернизированной станцией помех типа «Смальта».

Помимо специализированных вертолетов и самолетов РЭБ, различ­ные системы радиоэлектронной борьбы получили и обычные истре­бители и бомбардировщики, а также самолеты военно-транспортной авиации. Так, практически каждый боевой самолет получил станцию оповещения о радиолокационном обнаружении СПО-15 «Береза». Она позволяла вскрывать работающие РЛС противника, измерять мощность сигналов для оценки дистанции до РЛС и скорости сближения с ней, рас­познавать тип облучающей РЛС. На основе анализа параметров прини­маемых сигналов о радиоэлектронной обстановке и в соответствии с за­ложенными алгоритмами станция в автоматическом режиме определяла степень опасности, исходящей от облучающих РЛС, информировала эки­паж о характере и степени опасности и выдавала сигналы управления на средства постановки активных и пассивных помех. Сами средства пас­сивных помех также совершенствовались. Станция предупреждения о радиолокационном облучении СПО-15 «Береза», теплопеленгатор для обнаружения пусков ракет противника, станция активных помех и ап­паратура отстрела пассивных помех самолетов теперь объединялись в единый бортовой комплекс обороны (БКО). В 1970-1980-х годах были разра­ботаны бортовые комплексы обороны для фронтовых бомбардировщиков Су-24М (БКО «Карпаты»), дальних сверхзвуковых ракетоносцев-бомбар­дировщиков Ту-22М3 (БКО «Урал»), стратегических бомбардировщиков Ту-95МС («Метеор-НМ») и Ту-160 («Байкал»), военно-транспортных само­летов типа Ил-76 («Алай», «Кряж»).

С 1980-х годов и появлением истребителей четвертого поколения, на основе достигнутых успехов по снижению массо-габаритных характе­ристик комплексов РЭБ индивидуальной защиты стали стремительно развиваться контейнерные станции радиоэлектронной борьбы для воо­ружения штатных многоцелевых истребителей. У них было весомое пре­имущество — их можно было устанавливать на обычные строевые многоцелевые истребители и снимать в зависимости от поставленной задачи. Для вооружения новейшего на тот момент истребителя Су-27 КНИРТИ разработал станцию активных помех «Сорбция». Станция работает в 3-см диапазоне волн и обеспечивает одновременную постановку помех в пе­реднюю и заднюю полусферы, срывая наведение ракет «воздух-воздух» с полуактивной головкой самонаведения. Некоторые решения, впервые примененные в «Сорбции», в значительной мере определили развитие средств РЭБ воздушного базирования на последующие десятилетия. Так, впервые в отечественной практике была использована цифровая память для формирования помеховых сигналов из запомненных копий зонди­рующего радиолокационного сигнала РЛС противника, применена диаграммообразующая система, намного позднее ставшая известной под названием линзы Ротмана. В станции были применены алгоритмы се­лекции распознавания режима работы РЛС при выборе претендента на подавление по частоте повторения зондирующих импульсов. Благодаря ряду передовых решений станции «Сорбция» и сегодня стоят на воору­жении ВВС России.

Контейнер станции РЭБ «Сорбция»

Контейнер станции РЭБ «Сорбция»

Развитие самолетных станций РЭБ для специализированных самоле­тов — постановщиков помех также не прекращалось. С принятием на во­оружение в 1975 году фронтового бомбардировщика с крылом изменяемой стреловидности Су-24 выяснилось, что летных характеристик имеющих­ся постановщиков помех Як-28ПП недостаточно для выполнения задач совместно с новыми машинами. Поэтому в 1983 году в производство запускается самолет — постановщик помех Су-24МП. Для его оснащения был разработан комплекс постановки помех «Ландыш», который включал станции «Фасоль», «Мимоза» и был предназначен для создания помех РЛС зенитных ракетных комплексов, включавших новейшие на тот момент ЗРК МIМ-104 «Patriot». Доводка и освоение Су-24МП и комплекса «Ландыш» затянулись, и к моменту распада СССР войска успели получить лишь десять та­ких машин, восемь из которых были поставлены в 118-й отдельный авиа­полк самолетов РЭП, базировавшийся в Чорткове (Тернопольская область УССР) Прикарпатского военного округа. Доставшиеся независимой Украине Су-24МП быстро утратили боеспособность и были списаны.

Су-24МП

Су-24МП

Венцом развития советских самолетов — постановщиков помех дол­жен был стать Ил-76ПП, создаваемый с середины 1980-х годов на базе се­рийного военно-транспортного самолета Ил-76МД. Самолет был пред­назначен для подавления широкого спектра радиоэлектронных средств противника при продвижении своих войск благодаря комплексу аппа­ратуры РЭБ «Ландыш». Самолет Ил-76МД был выбран в качестве базово­го, исходя из его грузоподъемности и дальности полета, которая могла быть конвертирована в необходимую самолету РЭБ длительность полета. Учитывая большую энергоемкость устанавливаемой аппаратуры, при­шлось в носовой части самолета по обоим бортам установить два допол­нительных турбогенератора мощностью по 2820 л. с. Из-за установки до­полнительных турбогенераторов пришлось внести множество изменений в конструкцию самолета — разместить дополнительные воздухозабор­ники и выхлопные трубы, перенести штатную вспомогательную силовую установку, изменить конструкцию дверей. Для размещения специальной аппаратуры были установлены два цилиндрических металлических кон­тейнера на концах крыла. По всему внешнему контуру фюзеляжа разме­щены антенно-фидерные устройства. Кроме того, аппаратура комплек­са РЭБ заняла практически весь грузовой отсек. Однако, несмотря на все усилия конструкторов, Ил-76ПП в серию не пошел. До распада СССР не удалось решить проблему электромагнитной совместимости штатной радиоэлектронной аппаратуры самолета и комплекса аппаратуры РЭБ. Кроме того, сам комплекс «Ландыш» оказался ненадежным и работе, и довести его не сумели.

Ил-76ПП

Ил-76ПП

Необходимо признать, что советская радиоэлектронная промышлен­ность прозевала цифровой рывок в производстве электронных компонен­тов в 1980-х годах, совершенный США. Разработанная в 1960-1970-е годы тех­ника РЭБ, использующая аналоговую элементную базу и соответствующие принципы обработки информации и формирования помех, оказалась ма­лоэффективна против разработанных в 1980-е годы РЛС обнаружения и на­ведения с быстрой перестройкой рабочей частоты и других параметров. Из-за низкого быстродействия и точности измерения параметров при­нимаемых сигналов старые станции РЭБ не успевали вырабатывать оп­тимальные по структуре и параметрам помеховые сигналы. Требовалось массовое перевооружение частей и эскадрилий постановщиков помех на современные средства радиоэлектронной борьбы, однако до распада СССР решить эту задачу не успели, а в условиях развала 1990-х годов всем стало не до РЭБ.

Однако благодаря целеустремленности и, без преувеличения, пре­данности своему делу, коллективы АО «КНИРТИ», АО «НИИ «Экран» и других предприятий продолжали в условиях безденежья и необходимой поддержи со стороны Министерства обороны выполнять работы по созданию перспективных комплексов и средств РЭБ. Это позволило в будущем успешно завершить, такие необходимые для военной авиации России ОКР «Рычаг», «Хибины», «Витебск» и др.

Новый импульс в решении задачи оснащения отечественных ВВС современными цифровыми средствами радиоэлектронной борьбы был дан после принятия Государственной программы вооружения, а также формирования АО «КРЭТ». Концерн объединил в своем составе ведущих разработчиков и производителей систем радиоэлектронной борьбы воз­душного базирования: АО «КНИРТИ», АО «НИИ «Экран», АО «Калужский завод радиотехнической аппаратуры», ПАО «Ставропольский радио­завод «Сигнал». Благодаря объединению усилий и начавшим посту­пать государственным заказам организациям АО «КРЭТ» удалось до­вести до серийного производства на основе современной элементной базы ряд комплексов РЭБ, разработка которых началась еще в СССР. Так, в 2013 году вместе с фронтовым бомбардировщиком Су-34 на вооружение ВВС РФ поступил комплекс радиоэлектронного противодействия чет­вертого поколения «Хибины», предназначенный для защиты самолета от поражения средствами ПВО. Первые работы, связанные с созданием комплекса «Хибины», начались в Калужском научно-исследовательском радиотехническом институте еще в 1977 году. Планировалось создать унифицированный комплекс радиоэлектронного противодействия для всех родов авиации, и в задачах КНИРТИ стояла разработка блоков аппара­туры радиотехнической разведки «Проран» и станции активных помех «Регата». Разработка собственно «Хибин» на базе выполненных НИР и ОКР началась в 1980-х годах одновременно с началом разработки изделия Т-10В — будущего Су-34. В 1990 году первый образец «Хибин» («изделие Л-175В») прошел приемо-сдаточные испытания, однако по понятным причинам — экономический кризис 1990-х годов и сокращение военных за­казов — доводка комплекса и его принятие на вооружение затянулись. Опытный образец Су-34 с комплексом «Хибины» принял участие в кон­фликте с Грузией в 2008 году, где продемонстрировал свою эффективность, подавляя РЛС грузинских комплексов ПВО. От станций предыдущего поколения «Хибины» отличаются многоуровневой мультипроцессор­ной системой управления с применением цифровых методов обработ­ки сигналов. Передающие устройства аппаратуры активных помех ком­плекса РЭП «Хибины» построены на основе активных антенных решеток высокой мощности. В состав комплекса радиолокационного противо­действия «Хибины» входят:

— система радиотехнической разведки;

— система постановки активных помех;

— широкополосный блок точного запоминания частоты;

— вычислительная подсистема.

Контейнер комплекса РЭБ «Хибины»

Контейнер комплекса РЭБ «Хибины»

Помимо встроенного комплекса радиоэлектронного противодействия проведены работы над созданием наращиваемого состава «Хибин» из двух подвесных контейнеров, призванного обеспечить защиту небольших групп ударных самолетов.

В настоящее время предприятия КРЭТ работают над созданием нового комплекса радиоэлектронной борьбы «Хибины-У» для самолетов фронтовой авиации. Контракт с Министерством обороны России на выполнение опытно-конструкторских работ КРЭТ подписал в рамках международного аэрокосмического салона МАКС-2-13. Базовое размещение «Хибины-У» в рамках опытно-конструкторских работ планируется выполнить на многофункциональном истребителе Су-30СМ.

Организации КРЭТ продолжили совершенствование вертолетных комплексов радиоэлектронной борьбы. С 2015 года концерн поставляет Министерству обороны России вертолетные комплексы постановщиков помех Ми-8-МТПР1, смонти­рованные на базе вертолетов Ми-8МТВ-5-1. Его ядром является комплекс РЭП «Рычаг», который представляет собой глубокую модернизацию совет­ской системы с использованием цифровых методов обработки сигналов и заменой элементной базы на современную.

Ми-8МТПР1

Ми-8МТПР1

Основным элементом освоенной ныне в серийном произ­водстве системы «Рычаг» является станция помех нового поко­ления Л187А, обладающая существенно улучшенными характе­ристиками по сравнению с предыдущими средствами РЭБ. Её основным предназначением является защита боевых порядков са­молетов и вертолетов военной авиации России от поражения сред­ствами ПВО противника, которые применяют радиолокационные си­стемы обнаружения воздушных целей и наведения ракет. Однако технические параметры «Рычага» позволяют обеспечивать и прикры­тие наземных объектов от средств воздушной радиолокационной раз­ведки. Разработчиком станции Л187А является АО «Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт».

Высокие боевые возможности системы «Рычаг», в которой был реали­зован весь накопленный за прошедшие годы опыт создания и примене­ния вертолетных комплексов РЭБ, определяются прежде всего тактико-техническими характеристиками станции помех, которая обеспечива­ет прием и анализ всех возможных видов сигналов (импульсных, квазинепрерывных и непрерывных), применяемых радиолокационными средствами противника, и формирование им оптимальных по своей структуре помеховых воздействий. В условиях помех системы «Рычаг» зенитно-ракетные комплексы ПВО, а также авиационные комплексы пере­хвата противника лишаются возможности обнаруживать цели и наводить на них управляемые ракеты классов «земля-воздух» («корабль-воздух»), «воздух-воздух» и «воздух-земля», а зенитные артиллерийские комплек­сы не могут вести прицельную стрельбу. Следует отметить, что в станции реализованы практически все достигнутые на сегодня инновационные технические решения в области РЭБ. К их числу относятся широкополос­ные активные многолучевые антенные решетки, цифровые устройства записи и воспроизведения сигналов, адаптивные системы управления на основе многопроцессорных вычислительных средств и программиру­емых многоканальных коммутаторов, а также ряд других технических решений.

С 2013 года Вооруженные Силы России получают комплексы радио­электронной борьбы «Витебск», разработанные входящим в КРЭТ НИИ «Экран». Они предназначены для защиты самолетов и вертолетов от зе­нитных ракет с радиолокационными и тепловыми головками наведе­ния. Комплекс «Витебск» устанавливается на модернизируемых в ин­тересах Министерства обороны России штурмовиках Су-25СМ. Кроме того, отдельные элементы «Витебска» монтируются на ударных вертоле­тах Ка-52, Ми-28 и на транспортных вертолетах Ми-8МТ. Следующими но­сителями «Витебска» стали вертолеты Ми-26 и Ми-26Т2, а в перспекти­ве — военно-транспортные самолеты типа Ил-76МД-90А. Для самолетов и вертолетов гражданской авиации спроектирован бортовой комплекс обо­роны «Президент». Его экспортная версия «Президент-С» была впервые представлена на выставке Аего India-2015 в Бангалоре. В состав комплекса входит пеленгатор пуска ракет, аппаратура обнаружения лазерного и ра­диолокационного облучения, лазерная станция оптико-электронного по­давления, станция активных радиолокационных помех, устройство вы­броса ложных тепловых целей. БКО «Президент-С» прошел испытания на полигоне Министерства обороны РФ, в ходе которых продемонстрировал эффективную защиту летательных аппаратов от ракет ПЗРК.

В настоящее время усилия организаций — разработчиков аппаратуры РЭБ КРЭТ сосредоточены на создании нового многофункционального инте­грированного комплекса обороны для истребителя пятого поколения. В ок­тябре 2014 года КРЭТ поставил первую партию комплексов радиоэлектронной борьбы «Гималаи» для проведения испытаний в составе перспективного авиационного комплекса фронто­вой авиации (ПАК ФА) Т-50. Новый комплекс позволит обнаруживать излу­чение, измерять параметры и ставить эффективные помехи современным и перспективным РЛС с малой вероятностью обнаружения излучения и вы­сокой скоростью перестройки рабочей частоты. Кроме того, бортовой ком­плекс обороны перспективного российского истребителя сможет ставить активные и пассивные помехи инфракрасным головкам самонаведения со­временных ракет.

Ведущие российские разработчики и производители техники РЭБ для авиации России

Акционерное общество «Калужский научно-исследовательский радио­технический институт» (АО «КНИРТИ», г. Жуков, Калужская обл.) В 1957 году по инициативе одного из основателей отечественной радиоэлектро­ники и кибернетики академика А.И. Берга был создан калужский фи­лиал ЦНИИ-108 министерства обороны СССР. ФЦНИИ-108 МО, или в/ч 25787 — таким было название предприятия до 1 января 1967 года, когда оно было переименовано в Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт (КНИРТИ). С 1991 года КНИР’ГИ получил статус государственного предприятия. В 2009 году ФГУП «КНИРТИ» вошел в состав ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» Государственной корпорации «Ростехнологии». В 2012 году преобразован в открытое акционерное обще­ство, а в 2014 году — в акционерное общество.

Акционерное общество «НИИ «Экран» (г. Самара). Ведет свою историю с 1949 года. Организация специализируется на создании авиационной радио­технической аппаратуры, систем радиоэлектронной и оптико-электрон­ной защиты самолетов и вертолетов от авиационных и зенитных ракет­ных комплексов. В советские годы предприятие разрабатывало широкий спектр радиотехнической аппаратуры для авиации, однако основной отраслью специализации со временем стала разработка лазерных си­стем оптико-электронной защиты летательных аппаратов от пораже­ния ракетами с оптическими головками самонаведения. Одним из клю­чевых достижений предприятия в последние годы стала разработка активной буксируемой радиолокационной ловушки АБРЛ. Она предназначена для обеспечения индивидуальной защиты летательных аппа­ратов в передней и/или задней полусферах от управляемых ракет с ра­диолокационными головками самонаведения путем перенацеливания атакующей ракеты на буксируемую ловушку. Еще одной специфической рыночной нишей предприятия является разработка и производство передатчиков помех одноразового использования, предназначенных для обе­спечения индивидуальной защиты летательных аппаратов в передней и/или задней полусфере от управляемых ракет с радиолокационными го­ловками самонаведения.

Открытое акционерное общество «Ставропольский радиозавод «Сигнал» является ныне крупнейшим в России серийным заводом по выпуску средств радиоэлектронной борьбы воздушного базирования. Завод был ос­нован в 1971 году приказом министра радиопромышленности СССР в городе Ставрополе. С 1977 года начал серийное производство авиационных станций радиоэлектронного подавления и комплектующих для наземной техники РЭБ. В 1993 году госпредприятие «Сигнал» преобразовано в акционерное об­щество открытого типа и проведена приватизация. С 2012 года крупнейшим акционером завода стало ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии».

АО «Калужский завод радиотехнической аппаратуры» (АО «КЗРТА», г. Жуков, Калужская обл.). Калужский завод радиотехнической аппаратуры (КЗРТА) был создан в 1983 году на базе существовавшего опытного производ­ства Калужского научно-исследовательского радиотехнического институ­та. Основной профиль завода — изготовление опытных образцов и малых серий сложных радиотехнических комплексов специального назначения по заказам Министерства обороны и других силовых структур России.

Литература:

Под редакцией Н.А. Колесова, И.Г. Носенкова. Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего.- М.: Центр анализа стратегий и технологий, 2015

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru