«Коктейль Молотова» и другие типы отечественного зажигательного оружия

Коктейль Молотова Война
Пламя — старейшее и наиболее универсальное оружие. Отечество наше в «огненной» области боевой техники часто было, да и сегодня остаётся «впереди планеты всей» и имеет ряд приоритетов:

— в 1860-е гг. создана первая в мире зажигательная пуля (ещё для гладкоствольного оружия!);

— созданы первые в мире ранцевый струйный огнемёт и фугасный огнемёт;

— в 1939 г. впервые разработана эффективная загущенная огнесмесь (фактически прототип будущего американского напалма);

— создан и массово применялся не имевший аналогов знаменитый «Коктейль Молотова»;

— первыми созданы термобарические боеприпасы.

Содержание
  1. Не джентльменское оружие
  2. Красная Армия всех сильней
  3. В РККА в этот период состояли на вооружении следующие виды зажигательного оружия:
  4. Боевые огнесмеси
  5. По агрегатному состоянию зажигательные вещества подразделяют:
  6. По своему составу зажигательные вещества делятся на 3 группы:
  7. В 1941 г были разработаны вязкие огнесмеси на основе порошкообразных загустителей ОП-2 по рецептуре А.П. Ионова — что увеличило дальность огнеметания почти в два раза:
  8. Зажигательное оружие
  9. Стеклянные гранаты
  10. «Динамовская качалка»
  11. Бутылкомёт
  12. Бутылочные поля
  13. Ампуломёт
  14. По замыслу конструкторов ампуломёт мог стрелять целым рядом различных снарядов:
  15. Термитные шары
  16. Ручные зажигательные гранаты
  17. Сигнальные пистолеты
  18. Зажигательные шашки и патроны
  19. Зажигательное оружие для партизан
  20. Ружейные зажигательные гранаты
  21. «Электронная» граната
  22. Литература:

Не джентльменское оружие

Это только в кино солдаты красиво погибают. Реальное поле боя — это изуродованные и обожжённые тела. Но ужасней всего было попасть под струю горящей огнесмеси, превращающей человека в мечущийся факел. Один вид этого зрелища заставлял дрогнуть самых храбрых. Отношение к огнемётам было неоднозначным — от восторгов от его эффективности — до спесиво-брезгливого (как «не джентльменского оружия»). Например, венгерский изобретатель огнемёта, Габор Сакач (Szakats Gabor), в 1920 г. предстал перед судом за своё изобретение, как военный преступник.

Коктейль Молотова
Бутылка с зажигательной смесью с воспламенителем в виде специальной спички

Зажигательное оружие считается одним из варварских методов современной войны, и его применение ограничивается международными конвенциями — хотя, когда идёт война, разве кто-то смотрит на какие-то там законы… Как говорил сэр Джон Фишер, создатель знаменитого «Дредноута»:

«Облагораживать войну – всё равно, что облагораживать преисподнюю».

Ему вторит итальянский генерал Джулио Дуэ:

«Безумцем, если не отцеубийцей, можно было бы назвать того, кто примирился бы с поражением своей страны, лишь бы не нарушить формальных конвенций, ограничивающих не право убивать и разрушать, но способы разрушения и убийства… Ограничения, якобы применяемые к так называемым варварским и жестоким военным средствам, представляют собой лишь демагогическое лицемерие международного характера…».

А вот мнение А. Фрайса и К. Веста («Химическая война», 1924 г.):

«…следует вспомнить, что ни одно могущественное боевое средство никогда не оставалось без применения, раз была доказана его сила и оно продолжало существовать вплоть до открытия иного, более сильного».

Вот так — чётко и жёстко.

Красная Армия всех сильней

К началу Великой Отечественной Красная Армия имела вполне сложившиеся взгляды на применение огнемётно-зажигательного оружия. В СССР его развитию придавалось огромное значение. В результате наша страна имела самые совершенные образцы этого вида вооружений, превосходящие оружие союзников и противников.

В богатом арсенале боевых средств Красной Армии с первых дней войны заметное место занимали самые разнообразные зажигательные средства, являющиеся весьма эффективным средством поражения живой силы и техники врага. Огнемётно-зажигательное оружие (ОЗО) обладает огромным психологическим воздействием, деморализуя врага. В Великую Отечественную оно широко применялось во всех видах боя и накануне войны занимало особую нишу в общей системе вооружения РККА. Если на флоте оно почти не использовалось, то в армии решало тактические и специальные задачи, где не имело себе равных — при атаке сильных позиций и фортификационных сооружений, а в авиации это оружие вышло на первую роль решая уже стратегические задачи

Советские специалисты перед войной правильно оценили значение огнемётов в бою. Большинство зарубежных армий в результате неправильной оценки опыта Первой Мировой пришли ко Второй Мировой с недооценкой илидаже с полным отрицанием значения огнемётного оружия. Но опыт Малых войн подтвердил, что огнемётное вооружение, и вообще применение огня в качестве оружия не только не утратило своего значения, но приобрело большую роль, особенно при прорыве укреплённой обороны с мощными фортификационными сооружениями.

Накануне войны в армиях миранаступил бум огнемётов. Военные, оценив высокое моральное и убойное воздействие боевого огня на врага, требовали в войска больше такого оружия.

Коктейль Молотова

Перед Великой Отечественной в СССР развитию ОЗО придавалось огромное значение. В результате наша страна вышла на лидирующие позиции в мире и вступила в войну с самыми совершенными образцами этого оружия, заметно превосходившими оружие как союзников, так и противников. Например Германия, традиционный лидер в этой области и первой применившей огнемёты в боях Первой Мировой, уже в ходе Второй часто копировала советские образцы, в частности, зажигательный реактивный снаряд, применявшейся в авиации и в «Катюшах», фугасный огнемёт ФОГ. Да и знаменитый напалм хотя и запатентовали в годы войны в США, но в это же время в СССР ужеприменялся практически полный его аналог.

В РККА в этот период состояли на вооружении следующие виды зажигательного оружия:

1. В пехоте: винтовочные и ручные гранаты, зажигательные бутылки, ружейные гранаты, ранцевые огнемёты, ампуломёты, зажигательные патроны.

2. В танковых войсках: огнемётные танки и самоходные огнемёты.

3. В артиллерии: артиллерийские и реактивные зажигательные снаряды, мины.

4. В авиации: бронебойно-зажигательно-трассирующие снаряды и пули, а также авиабомбы и кассеты, зажигательные баки, ампулы, выливные приборы.

5. Средства химических и инженерных войск: огнемёты, огневые фугасы, огненные преграды и огневодные заграждения.

Боевые огнесмеси

Вся ужасающая мощь огнемётно-зажигательного оружия, в конечном счёте, заключается в собственно зажигательных веществах (ЗВ), а всё прочее — огнемёты, танки, бомбы, снаряды и ракеты — лишь средство доставки их к цели. ЗВ при горении вызывают высокую температуру, интенсивное очень устойчивое пламя, воспламеняющее всё вокруг. Температура горения различных ЗВ — от 800 до 3500°С, ЗВ горит равномерно и сгорает не слишком быстро.

По агрегатному состоянию зажигательные вещества подразделяют:

— на твёрдые;

— на жидкие;

— на жидко-вязкие.

По своему составу зажигательные вещества делятся на 3 группы:

— на основе нефтепродуктов;

— металлизированные на основе нефтепродуктов (пирогели);

— термит и термитные составы.

Особую группу ЗВ составляет обычный и пластифицированный фосфор (и его производные) — самовоспламеняющееся на воздухе вещество.

Во Второй Мировой войне РККА использовала как уже привычные ЗВ, так и вновь разработанные: термит, горючие масла (сгущенные посредством добавки эмульгированного в них мыла, иногда — парафина или канифоли), металлический натрий, препятствующий тушению пожара водой, жёлтый фосфор, смеси нефти и парафина с нитратами, хлоратами, перхлоратами, нитроклетчаткой и т.п. В авиабомбах применялась смесь красного фосфора с парафином, пакля, пропитанная смесью нефти или скипидара с сероуглеродом, и т.д. Были разработаны самовоспламеняющиеся растворы желтого фосфора в CS2 или в минеральных маслах. Перед войной в СССР разработали уникальную самовоспламеняющуюся жидкость КС (смесь фосфора и серы) и смесь БГС для использования в зажигательных бутылках.

Впервые в СССР со смесью КС начал работать в 1933 г. инженер Заикин. В 1940 г. инженер Стронгин получил самовоспламеняющуюся вязкую смесь КС путём растворения фосфора в сесквисульфиде P4S3. Смесь возгоралась просто от соприкосновения с воздухом после разбивания бутылки. При этом в любую погоду, даже в луже — КС горит и плохо тушится. Смесь была принята на вооружение Красной Армии в 1941 г. Смесь хорошо прилипала к вертикальным поверхностям, имела низкую температуру плавления, длительное время горения и малое дробление. Позже использовалась смесь КС и 70% нефтепродуктов. Жидкость КС являлась самой совершенной и надёжной огнесмесью. Ничего подобного в мире создано не было — все другие воюющие стороны применяли различные механические и химические взрыватели-воспламенители, что значительно повышало стоимость «стеклянной гранаты» и снижало ее надёжность.

Советские зажигательные смеси заметно превосходили немецкие, обеспечивая большую дальность и эффективность огнеметания (а на морозе немецкие смеси часто просто не загорались, и красноармейцы вылезали из траншей мокрые и злые, но живые!). Горючие смеси № 1 и № 3 (авиационный бензин керосин, лигроин, загущенные маслами или специальным порошком)использовали в авиации и в виде ручного противотанкового оружия. В танковых огнемётах применялся мазут в смеси с керосином.

Накануне войны остро стоял вопрос замены дорогого бензина более дешёвыми составами. Новую вязкую огнесмесь разработал в 1941 г. военный инженер 3 ранга К.М. Салдадзе. Он составил новую рецептуру на основе отходов нефтепереработки, которая горела в два-три раза дольше, а температура горения превысила 1000°С. Смесь была названа БГС (по заглавным буквам компонентов — Бензольная Головка, Сельвест), а в войсках её расшифровали как Боевая Горючая Смесь. В её состав входили: бензольная головка, сольвент, или зелёное масло. и порошок ОП-2. Её компоненты были в 3-4 раза дешевле бензина. Она стала универсальной для бутылок, огнемётов ФОГ и РОКС.

В 1941 г были разработаны вязкие огнесмеси на основе порошкообразных загустителей ОП-2 по рецептуре А.П. Ионова — что увеличило дальность огнеметания почти в два раза:

смесь № 1 состоит из крекинг-бензина с добавлением порошка ОП-2, вязкая жидкость. По сути, смесь № 1 являлась предшественницей напалма, появившегося в США только в 1942 г.;

смесь № 2 состоит из живицы (древесной смолы), бензина 2-го сорта, скипидара. Ампулы для воспламенения содержали азотную кислоту и олеум;

смесь № 3 состоит из бензина 2-го сорта и омыленного солярового масла. Воспламенялась она ампулами с хлористым хромилом, бертолетовой солью и серной кислотой.

Горючие смеси № 1 и № 3 горели до 60 секунд с температурой до 800°С, выделяя немного чёрного дыма. Хорошо смачивали металлические поверхности и прилипали к ним.

Коктейль Молотова

Зажигательные вещества на основе термита (от греч. therme — жар, тепло) — механическая смесь грубодиспесного алюминиевого порошка и железной окалины (окиси железа), имеет высокую температуру горения (от 2200 до 3500°С) и способность гореть при отсутствии кислорода воздуха и без пламени. Расплавленный термит прожигает тонкие листы металла, растрескивается бетон и кирпич, горят железо и сталь. Вводя добавки (нитрат натрия, барий, серу, бор, полиэфирные смолы и т.п.) можно несколько снизить температуру горения и одновременно увеличить размеры пламени и тепловой эффект. Термитные составы применялись в зажигательных бомбах, ракетах и снарядах.

Зажигательное оружие

Стеклянные гранаты

В арсенале боевых противотанковых средств с первых дней войны видное место заняла бутылка с зажигательной смесью. Первоначально солдаты называли её «огненной гранатой». Простота устройства боеприпаса и эффективное средство против немецкой техники обеспечило ему популярность. Советская пехота в ближнем бою, при штурме ДОТов использовала зажигательные шашки и бутылки. Немецкие танки рвались вперёд и, чтобы остановить их, использовались все доступные в тот момент средства. При острейшей нехватке других противотанковых средств войсками широко применялись бутылки с зажигательной смесью — дешёвые, простые и эффективные. Это были пивные и водочные бутылки 0,5-0,7 л с огнесмесью.

7 июля 1941 г. ГКО принял постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», которым обязал Наркомат пищевой промышленности организовать снаряжение бутылок огнесмесью по рецептуре НИИ-6 Наркомата боеприпасов. 12 августа нарком обороны И. Сталин утвердил инструкцию по применению зажигательных бутылок. Они получили солдатское прозвище «Коктейль Молотова» (по имени заместителя Сталина по ГКО) и стали легендарным оружием первых месяцев Великой Отечественной.

Первоначально бутылка заполнялась на 1/3 машинным маслом, 2/3—бензином. В качестве загустителя использовался сахарный песок. Смесь горит 40-50 секунд с температурой около 800°С. Эффективность бутылок определялась не только свойствами смеси, но и способом её воспламенения. В простейшем случае бутылка затыкалась пробкой, а перед броском боец должен был заменить её тряпичной затычкой, смоченной бензином, каковую затем поджечь. Данная операция делала бутылку опасной для самого бойца.

Позже бутылки снаряжались жидкостью КС, БГС или горючими смесями № 1 и № 3. Аббревиатура «КС» расшифровывали и «Кошкинская смесь» — по фамилии изобретателя Н.В. Кошкина, и «Коньяк старый», и «Качугин-Солодовник» — по фамилии других изобретателей, или Кузьмина и Сергеева — другие разработчики смеси. А фронтовики окрестили её «Коварной смесью», «Кровавой смесью» или «Коктейлем смерти». Самовоспламеняющаяся жидкость КС — вершина «эволюции» зажигательных бутылок. Она представляла собой смесь сероуглерода и белого фосфора и горела ярким пламенем с температурой до 1000°С с большим количеством белого дыма. Бутылки безотказно работали даже зимой, самовоспламеняющиеся вещества загорались даже при -40°С. Липкая смесь прилипала к броне, залепляла смотровые щели, стёкла, приборы наблюдения, ослепляла дымом экипаж, выкуривая его из танка и сжигая всё внутри него. Попадая на открытое тело, капля горящей жидкости вызывала сильные, трудно заживаемые ожоги. Самое главное, что жидкость КС самовоспламенялась при разбитии бутылки, что исключало необходимость в каких-либо взрывателях или воспламенителях.

Горючие смеси № 1 и № 3 горели с температурой до 800°С и выделяя немного черного дыма, хорошо прилипали к металлу. В качестве более дешёвого варианта использовался обычный бензин, а зажигательным средством служили стеклянные ампулы с жидкостью КС, крепившиеся к бутылке резинками или перед броском вкладывавшиеся внутрь бутылок. Воспламенение происходило в момент удара. В другом варианте запалом служили две спецспички (палочки, покрытые по всей длине зажигательным составом), закреплённые на горлышке резинкой, которые боец поджигал специальной тёркой или обычным коробком.

В августе 1941 г. был принят более надёжный химический запал А.Т. Кучина, М.А. Щеглова и П.С. Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой (по сути, классический запал Кибальчича). Запал воспламенялся при разбитии ампулы вместе с бутылкой. Тульский оружейник Г. Коробов в 1941 г. разработал простой механический воспламеняющий механизм с холостым пистолетным патроном по типу упрощённого взрывателя гранаты. Он, как и ампула, привязывался сбоку к бутылке, наполненной бензином. При разбивании бутылки освобождалась верёвка, освобождая чеку с пружиной и бойком. Боёк разбивал капсюль патрона, и пороховая вспышка поджигала огнесмесь. Но наиболее эффективными оказались бутылки с самовоспламеняющимися жидкостями КС и БГС.

Первоначальное недоверие пехотинцев к «стекляшкам» вскоре сменилось удивлением: «Танки от бутылок горят!». Командир 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И.Н. Руссиянов вспоминал, как после первого же боя с применением «ручной стеклянной артиллерии» пленный германский ефрейтор-танкист говорил: «Если бы я знал, что у русских такое мощное зажигательное оружие, я бы повернул обратно». Когда мы ему показали это «мощное зажигательное оружие», он очень удивился».

В начале войны стеклянные гранаты часто были основным противотанковым средством пехоты в ближнем бою. В войсках подготовили группы истребителей танков с гранатами и зажигательными бутылками, причём бутылки преобладали. Их забрасывали на крышу моторно-трасмиссионного отделения. Дальность броска составляла 15—20 м. На поражение танка опытные «истребители» расходовали в среднем 2-3 бутылки. Но применение бутылок вне укрытий было небезопасно. Нередко, когда боец замахивался для броска, пуля или осколок разбивали бутылку, и человек превращался в живой факел…

Бутылки хорошо сочетались с гранатами. Истребители танков практиковали такой приём: бросок противотанковой гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки — бросок бутылки на корму. Зажигательные бутылки предназначались и для поражения ДОТов и ДЗОТов, живой силы в укрытиях и самолётов на стоянках.

Бутылки стали привычным средством партизан. Широко применялись они и в системе противотанковых и противопехотных заграждений. В боях под Москвой использовали «огневые валы» и «поля», а также «огненноминные фугасы». О значении, которое придавалось этому оружию в начале войны, говорил тот факт, что «Инструкцию по применению зажигательных бутылок» 12.08.1941 г. подписал сам Нарком Обороны И.В. Сталин. Стеклянные гранаты использовались РККА в течение всей войны. Обычно в стрелковой дивизии поддерживался постоянный запас зажигательных бутылок (2000-2500 штук на дивизию, не менее 700 на стрелковый полк). Боевой счёт бутылок впечатляет: за годы войны с их помощью было уничтожено 2,5 тысячи танков, самоходок и бронемашин, 1200 ДОТов и ДЗОТов. 2500 других укрепсооружений, 800 автомашин и 65 военных складов. Уже к 1942 г., благодаря налаженному производству противотанковых орудий и ружей, значение бутылок с горючими жидкостями постепенно сходит на нет.

«Динамовская качалка»

В начале войны из членов спортивного общества «Динамо» ветераном диверсионного движения Ильёй Стариновым были сформированы подразделения спецназа. В них было изобретено и применялось противотанковое устройство, позже названное «динамовской качалкой». Устройство действительно было похоже на детскую качалку: две изогнутые трубы, соединённые по концам поперечными трубами. На поперечные трубы привязывались бутылки с огнесмесью. При наезде танка на один конец «качалки» другой её конец с размаху бил танк в лоб или в борт, бутылка разбивалась и поджигала танк.

Бутылкомёт

В начале войны в РККА появилась винтовочная мортирка для метания зажигательных бутылок с помощью деревянного пыжа и холостого патрона, с упором приклада в грунт. Бутылки для этого отбирались с более толстым и прочным стеклом. Прицельная дальность из «бутылкомёта» составляла 80 м, максимальная — 180 м, скорострельность — 6-8 выстр/мин. Во время боёв под Москвой стрелковому отделению придавали по две такие мортирки, взводу — 6-8. Точность «мортирной стрельбы» оказалась низкой, бутылки часто разбивались в момент выстрела, поэтому этот способ не нашёл широкого применения, а мортирки в дальнейшем приспосабливали для метания термитных (типа ТЗШ) и дымовых шашек замедленного действия — при обстреле ДОТов или ДЗОТов.

Бутылкомёт

Во время боёв в Сталинграде на заводе «Баррикады» изготавливались «бутылкометатели» конструкции рабочего И.П. Иночкина — устройство, позволявшее забрасывать бутылки с зажигательной смесью на расстояние 75-100 метров.

Бутылкомёт

Польская Армия Крайова во время Варшавского восстания в 1944 г. применяла «бутылкомёты» в виде рессорных катапульт и станковых арбалетов (!).

Кроме того, в Ленинграде выпускался бутылкомёт В.А. Цукермана — ружейный гранатомёт, изобретённый и запущенный в производство в июле 1942 года. Предназначался для метания бутылок с горючей жидкостью. В широкое производство не поступал по причине достаточного оснащения войск противотанковыми средствами к моменту окончания разработки.

Бутылкомёт
Крепление мортирки к винтовке

Бутылочные поля

Они широко применялись в системе противотанковых и противопехотных заграждений. Осенью 1941 г. под Москвой использовали уже «огневые валы» и «поля». Валы устраивали из различных горючих материалов и поджигали бутылками «КС».

На вероятном направлении движения танков на местности в шахматном порядке раскладывали зажигательные бутылки по 5—6 штук в каждой точке с интервалами между ними 2 м. «Бутылочное поле» представляло собой закопанные в землю 13-15 тыс. бутылок на 1 га. Наиболее просто устраивались бутылочные поля зимой: бутылки просто погружали в снег. В приказе по войскам Западного фронта № 075 от 8 декабря 1941 года отмечалось:

«Заграждения, устроенные из бутылок с горючей жидкостью, задержали движение танков противника, а часть из них на этих полях загорелась. Всего бутылочных полей на фронте 5-й армии было устроено 15, с общим расходом бутылок до 70000 штук».

На основании имевшегося удачного опыта приказ предписывал:

«Бутылочные поля создавать в общей системе инженерно-противотанковых препятствий. Размеры поля: глубина — 15-20 м, по фронту — 500-900 м.Также практиковать устройство бутылочных полей в сочетании с минными полями».

Бутылочные поля маскировали летом травой, листьями и ветками деревьев, зимой — снегом. Танки врага гусеницами давили бутылки, в результате чего зажигательная смесь воспламенялась. Горящая жидкость обжигала опорные катки, гусеницами она забрасывалась на трансмиссионное и моторное отделения, а иногда могла проникнуть внутрь танка, вызвать пожар и поражение экипажа. Немецкие танки, наткнувшись на бутылочные поля, поворачивали обратно.

В минных полях зажигательные бутылки располагали в сочетании с противотанковыми минами. В середине войны применяли «огненноминные фугасы» (МОФ) — вокруг противотанковой мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок, дававших при взрыве столб огня высотой до 8 м, поражая площадь около 300 м2. Устраивались МОФы очень просто. На дно неглубокой ямы укладывалась противопехотная мина, а затем в несколько слоёв зажигательные бутылки. Сверху МОФы маскировали под фон местности. Мино-огнефугасы ставили для прикрытия танкоопасных направлений, узлов дорог, ДЗОТов, огневых позиций артиллерии. Чтобы избежать поражения своих войск МОФы устанавливали не ближе 20 м от своих траншей и окопов. Чаще всего поля мино-огнефугасов создавались в системе минных заграждений и размещались эшелонировано по глубине в 3-5 рядов, с интервалами между ними 5-10 м и между рядами 10 м. Лотковые мино-огнефугасы располагали вдоль дорог на расстоянии 2-5 м от кювета.

Ампуломёт

Смесями КС и БГС снаряжались авиационные жестяные ампулы АЖ-2, разработанные в СССР ещё до войны как авиабоеприпас для отравляющих веществ и зажигательных смесей. Ампула АЖ-2 — это жестяная сфера диаметром 125 мм ёмкостью 1 л. (были и стеклянные, емкостью 2 л.). Смесь самовоспламенялась при соприкосновении с воздухом в момент разрушения ампулы. Наша пехота применяла ампулы в качестве зажигательной гранаты.

Ампуломёт

В начале войны нашими войсками в ближнем бою применялся ампуломёт (своеобразный упрощённый миномёт) — ствол на треноге. Ампуломёт состоял из ствола с патронником, затвора-задвижки, стреляющего и прицельного приспособлений и лафета-треноги с вилкой. Ствол — открытая с одного конца труба из листового 2-мм железа, цапфами крепился в вилке лафета-треноги, деревянной колоды или рамы на лыжах. Вышибной заряд (холостой охотничий патрон 12 калибра) выбрасывал ампулу АЖ-2 или термитный шар. Вес ампуломёта — до 28 кг, скорострельность — до 8 выстр/мин, расчёт — 2-3 чел. Прицельная дальность стрельбы 100-120 м, максимальная — 250—400 м. Использовался пехотой и штурмовыми группами. Применялся по танкам, ДОТам, ДЗОТам, блиндажам для выкуривания» и «выжигания» неприятеля. Ампуломёт использовался до 1942 г., но быстро вышел из употребления, т.к. был небезопасен для самого расчёта и имели малую дальность стрельбы.

По замыслу конструкторов ампуломёт мог стрелять целым рядом различных снарядов:

— стеклянными ампулами АК-1 — толщина стенок ампул составляла 10 мм. Их рекомендовалось использовать при борьбе с бронетехникой, так как в других случаях они могли не разбиться и не сработать. Начинялись самовоспламеняющейся смесью КС. До создания КС начинялись только отравляющими веществами;

— жестяными ампулами АЖ-2 — их стенки были тоньше, чем у стеклянных ампул, поэтому надёжность срабатывания у них была выше;

— термитными шарами — они представляли собой спрессованную в заряд термитную смесь которая была эффективна против бронетехники, однако не пользовалась популярностью из-за опасности самовоспламенения;

Ампуломёт
Стрельба из ампуломёта связками листовок

— дымовыми шашками АДШ;

— кумулятивными минами ФБМ-125 весом 2,5 кг;

— бронебойно-фугасными минами БФМ-125;

— агитационными зарядами — жестяные ампулы начиняли листовками. Особенно активно использовались в ампуломётах на заключительном этапе войны.

Термитные шары

Менее известны применявшиеся бойцами РККА так называемые термитные шары ТШ-300. Это — отформованные из термита шары массой 300 г с простым тёрочным запалом. Время интенсивного горения — до 1 минуты, температура — 2000-3000°С. Не имеющий оболочки шар для ношения в кармане или сумке просто обертывался бумагой. Шар зажигается резким трением особой тёрки или намазкой спичечной коробки по поверхности воспламенительной рубашки. Возгорался он практически мгновенно. Популярностью такое опасное в обращении средство не пользовалось.

Ручные зажигательные гранаты

Появились ещё в Первую Мировую. На фронтах применялись гранаты с твёрдыми зажигательными веществами — весом 550-750 г двух типов:

— фосфорные (зажигательно-дымовые);

— термитные (горели 3-4 мин).

Зажигание производилось перед бросанием или в момент бросания гранаты. Гранаты, снаряжённые фосфором, применяются одновременно в качестве зажигательных и дымовых, используются при выкуривании противника из убежищ, окопов, а также для порчи противогазов. Термитные зажигательные гранаты применяются при сбрасывании их в окопы, убежища для поджога кустов, деревянных строений, для приведения в негодность оружия, двигателей у автомашин и самолётов, их несущих частей и т.д.

Зажигательно-дымовая граната снаряжается зажигательной смесью и создаёт не только густой чёрный дым, но и пламя. С её помощью ослепляются огнём и дымом экипажи бронированных машин, поджигается легковоспламеняющаяся боевая техника, выкуривается противник из оборонительных сооружений.

Сигнальные пистолеты

Во время Второй Мировой сигнальные пистолеты(«ракетницы») превратили в род огнемёта. Кстати, стандартная сигнальная ракета, а точнее, «звёздка» сама по себе обладает неплохим зажигательным действием. Все воюющие стороны применяли их в качестве подручного зажигательного средства для поджога деревянных построек, скирд сена, посевов, ГСМ. Но с целью усиления зажигательного эффекта осенью 1941 г. к 26,5-мм сигнальному пистолету в СССР был создан специальный «диверсионный» патрон с зажигательной гранатой:

ГПТ — поджигающий патрон;

ГПШ — поджигающая шашка.

В ноябре 1941 года НИИ-6 и заводу № 575 было поручено создать гранату, выстреливаемую из ракетницы с целью усиления зажигательного эффекта. Сама 26-мм ракетница была создана В.И. Рдултовским задолго до разработки проекта гранатомёта на её базе. Вскоре «диверсионный» патрон с зажигательной гранатой был принят на вооружение и использовался специальными подразделениями Красной Армии и партизанами в тылу противника.

И.В. Мильчаков в сентябре — октябре 1942 года в московском филиале НИИ-6 Наркомата боеприпасов СССР совместно с В.А. Бажановым, М.В. Гараниным, М.А. Сидоровой, 3.Е. Скуратовой разработал для партизан эффективное оружие — целую серию диверсионных зажигательных средств, в том числе выстреливаемый из советских сигнальных пистолетов всех типов 26-мм зажигательный диверсионный патрон.

В другой отечественной разработке того времени был использован опыт противника. По заданию командования Ленинградского фронта в 1942 году на ленинградском заводе им. М. Гольца было изготовлено 75 штук 26,5-мм патронов «МАИ» по немецкому трофейному образцу для стрельбы из нарезной ракетницы. Система прошла заводские и полигонные испытания, была выпущена небольшая партия таких патронов, но большого распространения это изделие не получило.

Зажигательные шашки и патроны

Зажигательные термитные шашки (обыкновенные и с замедлением), патроны и шары применяются для поджога зданий и дерево-земляных сооружений, складов с боеприпасами, фуражом, горючим, снаряжением и обмундированием, а также самолётов, автомашин, автоцистерн с горючим, и для порчи оружия и боевой техники.

Основное их снаряжение — термиты, нитрат натрия и напалмы. Корпуса шашек и патронов изготавливаются из жести или картона, снаряжаются электро-рычажным или тёрочным воспламенителями. Используются как штатные зажигательные шашки, так и спецсредства, замаскированные под обычные бытовые предметы. Термитный патрон ТП-100 с тёрочным воспламенителем представляет собой металлический или картонный цилиндр, наполненный термитной смесью с коротким замедлителем (бикфордов шнур, стопин) или без него. Вес термитной массы 100 г. На неё была нанесена воспламенительная головка, зажигавшаяся от тёрки. Интенсивное горение — до 1,5 мин.

Зажигательная шашка мгновенного действия ЗШ-1 на основе термита — представляет собой брикет прямоугольной формы (76x80x30 мм) прессованного термита с звёздкой воспламенения в плотной бумажной или картонной оболочке. К звёздке присоединяется небольшой отрезок (5-8 см) бикфордова шнура. Шашка воспламеняется спичкой, разгорается 15-20 с и интенсивно горит до 1 мин. Вес — 300-325 г.

Термитная шашка с пиротехническим или с химическим замедлением рассчитана на кратковременное (до 40 с) и на долговременное замедление (60 мин). Пиротехнический замедлитель (отрезок бикфордова шнура) применяется для создания кратковременного замедления. Поджигается при помощи бикфордова (огнепроводного) шнура с замедлением в 20-25 с, а через тлеющий шнур — с замедлением в 10-12 мин. Вес 300-325 г, горит 2-2,5 мин.

Химический замедлитель даёт задержку момента зажигания в несколько десятков минут и основан на действии серной кислоты, проедающей металлическую или иную диафрагму или просачивающейся через пористую диафрагму. Шашка (общий вес 0,5 кг) представляет собой жестяную или картонную коробку с прессованным термитом. Шашка интенсивно горит до 50 с. Для зажигания шашки с долговременным химическим замедлителем снимают крышку, вынимают ампулу и вставляют ударник, затем нажимают до отказа ударник, ампулу вкладывают в держатель, футляр закрывают и шашку ставят в вертикальное положение (обязательно) в нужном месте.

Зажигательное оружие для партизан

Было принято специальное решение ГКО об организации производства зажигательных средств для партизан. Серийное производство этих изделий было налажено на заводах Наркомата боеприпасов. После успешной боевой проверки гранаты нового типа поступали к партизанам большими партиями. Темпы, с какими создавались новые зажигательные боеприпасы, можно с полным основанием назвать рекордными.

В июле 1943 года на подмосковный полигон, где испытывались новые технические средства партизанской борьбы, приехал начальник Центрального штаба партизанского движения генерал-лейтенант П.К. Пономаренко. Были представлены мины двух образцов — РЗГ и фугасно-зажигательная, сконструированная на основе штатной фугасной магнитной мины. При подрыве цистерн или бочек с горючим штатные фугасные мины не обеспечивали его надёжного воспламенения. Снаряженные специальной начинкой (над ней в лаборатории «колдовали меньше месяца), они превратились в подлинную грозу для вражеских эшелонов с горючим: взрыв сопровождался мощным очагом пожара.

Специальная комиссия подготовила подробные рекомендации для изготовления зажигательных средств из подручных материалов. Центральный штаб партизанского движения использовал их при издании инструкции по изготовлению зажигательных диверсионных средств из подручных материалов.

Были разработаны также портативные фугасно-зажигательные гранаты ФЗГ-1, ФЗГ-2 и ФЗГ-3.Гранаты, изготовленные в корпусах из неметаллических материалов, были просты в изготовлении и предназначались для поджога цистерн и баков с горючим.

Примерами массового и эффективного применения минно-подрывных средств на коммуникациях немецких войск явились крупнейшие операции советских партизан, известные под кодовыми названиями «Рельсовая война» и «Концерт».

Термитные зажигательные средства поступили на вооружение Красной Армии 14 июля 1942 г. Они использовались для создания пожаров в расположении врага, уничтожения штабов, воинских складов, железнодорожных эшелонов, выведения из строя боевой техники. С помощью трёх удачно подложенных термитных шаров или патронов можно было вывести из строя танк, орудие, автомашину или военный склад. В Будапеште советскими штурмовыми группами только за три дня боёв термитными шарами было сожжено 8 опорных пунктов противника.

Ружейные зажигательные гранаты

По своему устройству и снаряжению напоминали ручные гранаты. Снаряжаются фосфором, термитом или смесью термита и электрона. Применяли их из ружейных гранатомётов и винтовочных мортирок.

Ружейная зажигательная граната выбрасывалась при помощи пороховых газов от холостого ружейного патрона. Граната навинчивалась на шомпол (одновременно служивший стабилизатором), который вставлялся в ствол винтовки; предохранительная чека выдёргивалась и производился выстрел. Позже шомпольные гранаты были заменены другим типом гранат — бесхвостых. Они выбрасывались при помощи винтовочных мортирок, допускавших стрельбу холостыми и боевыми винтовочными патронами, снаряжались фосфором, термитом или смесью термита и электрона. Дальность стрельбы — 150-200 м.

«Электронная» граната

На вооружении Красной Армии и партизан состоял ружейный гранатомёт конструкции Дьяконова. Его было сняли с вооружения, но своим возвращением он был обязан партизанской борьбе советского народа с немецкой оккупацией. Несмотря на то, что сама мортирка не претерпела существенных изменений, в документах она именовалась как «мортирка Довженко». «Мортирка Довженко», противотанковые и зажигательные гранаты к ней стали неотъемлемой частью истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны.

Партизан особенно интересовали зажигательные средства для проведения диверсионных операций во вражеском тылу. Задача разработать такую гранату для партизан оказалась для конструкторов более сложной и нетривиальной. В дополнение к общим требованиям к гранатам, зажигательная граната «должна пробивать доску толщиной до 50 мм на дистанциях в 150-200 метров и надёжно поджигать горючие материалы (деревянные конструкции и т.п.)».

В процессе разработки испытывались несколько вариантов, но в итоге было решено остановиться на использовании сплава «электрон», развивающего температуру до 3000-3500°С. При этом для надёжного воспламенения такого сплава нужно 50% термитного снаряжения, снижающего полезный вес гранаты. За счёт постепенного разогревания «электрона» и доведения его до плавления удалось снизить это соотношение до 20% термита.

Гранатомёт Дьяконова
Ручной гранатомёт Дьяконова с зажигательной гранатой ВЭЗГ-40 (слева) и кумулятивной ВКГ-40 (по середине)

Окончательно снаряжённая граната по своему устройству весьма проста и состоит из пяти деталей: корпуса из «электрона», термитных шашек, пробки, капсюля-воспламенителя КВ-11 и порохового замедлителя. В пробке имеются четыре канала для форса пламени. На корпусе гранаты запрессованы три шпильки для вхождения в нарезы мортирки и придания вращательного движения в полёте.

Величина отдачи при стрельбе из мортирки как кумулятивными, так и зажигательными гранатами на 30% выше, чем при стрельбе обыкновенным винтовочным патроном. Тем не менее, она находится в пределах, допустимых для стрелкового оружия.

Граната ВЭЗГ-40 в марте 1944 года успешно прошла полигонные испытания на НИПСВО КА, а её чертежи были утверждены техническим отделом НКБ СССР к производству. В октябре на курсах «Выстрел» прошли войсковые испытания винтовочных электронно-зажигательных гранат конструкции КБ-30. Гранаты ВЭЗГ-40 испытания выдержали и были рекомендованы для вооружения Красной Армии и партизан. В дальнейших планах была постановка её в серийное производство, но к этому времени Красная Армия уже завершала освобождение советской территории, а значит, партизанское движение сворачивалось. Диверсионное оружие потеряло свою актуальность.

Литература:

Журнал «Оружие», № 5, 2021

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Русская DARPA

Добавить комментарий