Морская пехота России. Зарождение

Просмотров: 1 351

Морская пехота — род береговых войск ВМФ, предназначенный и специально подготовленный для ведения боевых действий в морских десантах, а также для обороны военно-морских баз, важных участков побережья и береговых объектов.

Зарождение русской морской пехоты связано с первыми морскими похо­дами, с борьбой русских за выход к морю, за защиту интересов русского государства на Чер­ном и Каспийском, на Балтийском морях, в водах Средиземного моря и морей Дальнего Востока.Создание русского регулярного флота привело к фор­мированию регулярной морской пехоты. Еще во второй по­ловине XVII века, когда была предпринята попытка орга­низации регулярного военного флота, предусматривалось формирование специальных команд морской пехоты. Так, в составе экипажа корабля «Орел», построенного в 1668 году, наряду с матросами и артиллеристами имелась команда стрельцов, а в выработанном морском уставе, называемом «34 статьи артикульные», были определены задачи личного состава этой команды.

И.Овчинников. "Спуск на воду корабля "Орёл"
И.Овчинников. «Спуск на воду корабля «Орёл»
0_520d0_1844513f_XXL[1]

Однако, как род регулярных войск морская пехота сло­жилась в ходе борьбы России за выход к Балтийскому морю в Северной войне 1700—1721 гг. вместе с созданием регулярного военно-морского флота.

В отличие от ранее существовавших флотов в регу­лярном военном флоте значительно усложнилась матери­альная часть корабля и оружия, что вызвало распределе­ние личного состава по специальностям.

Сложное парусное оснащение корабля требовало для его обслуживания людей, имеющих практическую подго­товку и натренированность. Эти обязанности были возло­жены на рядовой состав корабля — матросов и команд­ный состав — офицеров.

Наличие на кораблях большого числа артиллерийских орудий (80—100 и более) вызвало необходимость выде­ления из рядового состава специалистов, обслуживающих повседневно и в бою эти орудия. Так появились артилле­ристы (бомбардиры), выполнявшие свои обязанности под руководством офицеров-артиллеристов.

На коротких дистанциях, помимо артиллерийского огня, успешно применялся ружейный огонь стрелков. Кроме того, в соответствии с замыслом или в результате утраты управления, корабли противников нередко сходи­лись борт о борт, и бой заканчивался рукопашной схват­кой абордажных партий. Для ведения меткого ружейного огня на коротких дистанциях, использования мелких ар­тиллерийских орудий и для абордажа на кораблях требо­вался специально подготовленный личный состав. Наряду с этим флоты часто прибегали к десантным действиям, что также требовало специально подготовленных войск. Для десантов, абордажа и приме­нения ручного огнестрельного оружия на коротких дистан­циях, наконец, для караульной службы на кораблях и в базах флота и была создана регулярная морская пехота.

В первые годы Северной войны задачи морской пе­хоты в Российском флоте выполняли армейские полки. Так, 31 мая 1702 года на Чудском озере солдаты одного из полков атаковали на лодках отряд шведской флотилии. В результате абордаж­ного боя была взята в плен 4-пушечная яхта противника. А 10 июля в бою на этом же озере отряд русских малых судов в абордажной схватке с четырьмя шведскими су­дами взял в плен 12-пушечную яхту.

Взятие_шведских_кораблей_в_устье_Невы[1]

На рассвете 7 мая 1703 года солдаты Преображен­ского и Семеновского гвардейских полков под командой капитан-бомбардира Петра Михайлова (Петр I) и поручика Меншикова на восьми лодках атаковали невдалеке от устья Невы шведский 10-пушечный бот и 8-пушечную шняву (в штатах Преображенского и Семеновского гвардейских пол­ков имелись команды гребных судов, нередко выполнявшие функции морской пехоты). Оба корабля шведов после короткой и напряжен­ной абордажной схватки были захвачены в плен. Уже опыт этих боевых столкновений показывал необходимость постоянных отрядов морской пехоты. В ходе войны по­требность в таких отрядах все более возрастала.

Регулярную морскую пехоту в русском военно-мор­ском флоте начали создавать после выхода русских войск к устью Невы и побережью Финского залива почти одно­временно с постройкой первых боевых кораблей Балтий­ского флота. В конце 1704 года Петр I в документе под названием «Предложения о начинающемся флоте» писал: «Надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря) и разделить по капитанам вечно, к кото­рым надлежит капралов и сержантов взять из старых сол­дат ради лучшего обучения строю и порядков» (Письма и бумаги императора Петра Великого, т. III, СПб., 1893, стр. 164. Материалы для истории русского флота, ч. III, СПб., 1866, стр. 9).

v1-3[1]

16 ноября 1705 года Петр I издал указ о формирова­нии первого полка морской пехоты, предназначенного для службы в абордажно-десантных командах на боевых ко­раблях парусного флота. Эту дату и принято считать на­чалом создания русской регулярной морской пехоты.

В морском пехотном полку в отличие от армейских полков было больше офицеров и унтер-офицеров. Объяс­нялось это тем, что личному составу морского полка при­ходилось действовать в более сложных условиях; каждая абордажно-десантная команда действовала отдельно от других команд своего полка и, естественно, нуждалась в большем числе командиров, чем подразделение, всегда находящееся в составе обычного батальона или полка. При высадке десантов морские пехотинцы поддержива­лись корабельной артиллерией или получали орудия вме­сте с обслуживающим их личным составом с кораблей, поэтому морской полк своей артиллерии не имел.

Боевая подготовка морских пехотинцев, кроме обще­войсковой, включала также десантно-морскую подготовку и специальные тренировки с использованием холодного оружия в рукопашной схватке и меткого ружейного огня в корабельных условиях.

Первый полк морской пехоты был сформирован из двух батальонов по пять рот в каждом. В ротах было по 125 рядовых. Общая численность полка составляла 1250 рядовых, 70 унтер-офицеров и 45 офицеров (в армейском пехотном полку по штатам было 38 офицеров). Вооружение морских пехотинцев почти не отличалось от вооружения личного состава армейских частей и включало: ружья с багинетами (штыка, который вставлялся в дуло ствола, ведение огня при этом исключалось), а с 1709 года со штыками, гранаты и холодное абордажное оружие. Последнее было принадлежностью лишь морской пехоты.

После сформирования полка морской пехоты его под­разделения и команды принимали активное участие в боевой деятельности молодого Балтийского флота, осо­бенно в десантах. Так, в октябре 1706 года отряд лодок под командованием сержанта Щепотьева, на которых раз­местились бомбардиры Н.Сенявин, А.Дубасов, Е.Сквор­цов и 45 гренадер под начальством капитана Бахтиарова, в Выборгском заливе напал на два шведских бота, на каждом из которых было по 100 офицеров и рядовых и по четыре орудия. В результате исключительно упорного боя бот шведов был взят на абордаж. Противник потерял 77 человек убитыми. У русских были убиты капитан Бахтиаров, сержант Щепотьев, бомбардир Дубасов и 30 гре­надер и ранены бомбардир Сенявин и семь гренадер. Все оставшиеся в живых гренадеры за смелость и мужество были произведены в офицеры.

Вскоре опыт боевого применения морской пехоты по­казал, что полковая организация этих войск не соответ­ствовала организации флота и не давала возможности полноценно использовать их на морском театре военных действий. Балтийский флот к 1712 году уже состоял из трех эскадр, и полк морской пехоты разделялся между ними на части, не совпадавшие ни с его батальонами, ни с ротами. Ввиду этого полк был расформирован, а из личного состава и резервов сформированы пять отдельных батальонов: «батальон вице-адмирала», предназначав­шийся для действий в составе абордажно-десантных команд на кораблях эскадры авангарда; «батальон адми­рала», предназначенный на корабли эскадры кордебаталии или центра; «батальон контр-адмирала» — на ко­рабли эскадры арьергарда; «галерный батальон», пред­назначенный на боевые суда галерного флота, и «адми­ралтейский батальон» — для караульной службы и вы­полнения других задач в базах корабельного (парусного) флота. Штатный состав отдельных батальонов морской пехоты — 650—660 рядовых и унтер-офицеров и 22 офи­цера.

Корабельные абордажно-десантные команды при на­хождении корабля в море подчинялись командиру корабля, а в части специальной боевой подготовки — на­чальнику морской пехоты эскадры, которым, как правило, был командир соответствующего батальона. В десанте и при нахождении в базе команды соединялись в свои ба­тальоны и переходили в полное распоряжение команди­ров батальонов.

Начальник морской пехоты эскадры или флота в це­лом был одним из постоянных членов военного совета и с его мнением особенно считались при решении вопросов, связанных с высадкой десантов и действиями флота в прибрежных районах морского театра.

Наряду с отдельными батальонами, являвшимися штатными морскими пехотными частями, на морском театре использовались и армейские полки, в частности полки под командованием Толбухина, Островского и Шневенцова. Так, для совместных действий армии и флота при овладении Южной Финляндией было сформи­ровано временное соединение морской пехоты — десант­ный корпус численностью (в различное время) от 18 000 до 26 000 человек.

Организационно соединенный с галерным флотом этот корпус представлял собою особый вид формирования, ка­кого не было в иностранных флотах. Созданием десант­ного корпуса русское командование наиболее успешно решило задачу организации взаимодействия пехотных частей с соединениями галерного флота.

В ходе Северной войны морская пехота использовалась как в морских боях парусного и особенно галерного флота, так и в десантных действиях.

id1ePPgvmXA[1]

Абордаж считался одним из способов развития успеха, достигнутого во время артиллерийского боя. Морским уставом специально предусматривалось, что после рас­стройства боевого порядка флота противника каждый ко­рабль русского флота должен был «всяким образом по крайней возможности и силе… гнать и абордавать и вся­кий возможный ущерб чинить…».

В действиях галерного флота тактика сводилась к сравнительно кратковременной артиллерийско-ружейной атаке на коротких дистанциях, а затем к рукопашной схватке. Исход боя решал абордаж. Атака крупных ко­раблей противника осуществлялась русскими галерами одновременно с нескольких направлений, с тем чтобы до­стигнуть рассредоточения сил противника, облегчить сближение галер с объектами атаки и лишить противника возможности использовать превосходство в артиллерий­ском вооружении. При этом русское командование боль­шое значение придавало выбору позиции для боя, чтобы противник не мог уклониться от абордажа и маневриро­вать с целью успешного применения своей артиллерии.

80[1]

Во время Северной войны было много морских боев, в которых применялись ружейный огонь морских пехотин­цев и абордаж. Например, в августе 1712 года во время боевых действий по овладению Южной Финляндией от­ряд русских галер в Финском заливе, западнее порта Котка, вступил в бой с отрядом шведских боевых кораб­лей. Бой закончился абордажем и взятием в плен 25-пушечной шнявы и двух 4-пушечных ботов против­ника.

Во время Гангутского сражения 27 июля 1714 года авангард русского галерного флота атаковал и захватил в плен в абордажном бою фрегат, шесть больших галер и три шхербота шведов. Абордажный бой отрядов мор­ской пехоты завершил Гангутское сражение. Оценивая храбрость русских воинов, Петр I писал: «Воистину нельзя описать мужество российских войск как начальных, так и рядовых, понеже абордирование так жестоко чинено, что от неприятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек разорваны».

severnaya-voyna-v-zhivopisi_14[1]

В Гренгамском сражении 27 июля 1720 года русский галерный флот под командованием генерала Голицына одержал крупную победу над отрядом шведских кораб­лей из восьми фрегатов и девяти более мелких судов. От­крыв артиллерийско-ружейный огонь по кораблям про­тивника, русские галеры атаковали их одновременно с различных направлений, навязали абордажную схватку и захватили в плен четыре вражеских фрегата.

Большой размах в Северной войне получили десант­ные действия. Большинство десантов в этой войне было высажено галерным флотом, причем десантными войсками в основном служили части морской пехоты. Так, с целью разведки и уничтожения военных объектов против­ника в мае 1707 года и в мае 1708 года десанты были вы­сажены на о. Гогланд и в районе Борго.

В 1712 году, во время совместных действий русской армии и флота по овладению Южной Финляндией, были высажены крупные десанты в районе Гельсингфорса (11 мая) и в районе Борго (14 мая). Первый десант имел целью овладеть Гельсингфорсом, чтобы использовать его в качестве базы при наступлении на Або и в район Або-Аландских островов, второй — высаживался с целью раз­грома, совместно с армией, главных сил противника в районе Борго.

Морская пехота широко использовалась также в на­беговых действиях русского флота на побережье Швеции на последнем этапе Северной войны.

Большое внимание в десантных действиях уделялось подготовке и планированию высадки. Так, в разработан­ном плане на высадку десанта в районе Гельсингфорса были предусмотрены: порядок посадки войск и погрузки материальной части на суда галерного флота, походный строй флота на переходе морем и боевой порядок в бою за высадку, порядок высадки и огневой поддержки де­сантных войск кораблями, боевой порядок войск на бе­регу. Намечен был также главный удар — в тыл гарни­зону противника и обеспечивающие удары.

Боевой порядок флота в бою за высадку десанта пред­ставлял собою, как правило, строй фронта. Интервалы между судами устанавливались с таким расчетом, чтобы все они могли развернуться для высадки бортами к бе­регу. Если глубина у берега не позволяла галерам под­ходить к участкам высадки, десантники предварительно пересаживались на высадочные средства. Высадка десантов с крупных парусных кораблей почти всегда производилась с помощью высадочных средств.

На переходе морем и при высадке десантные отряды подчинялись специально выделенным корабельным офи­церам. Последние отвечали за правильность посадки де­сантников на высадочные средства, погрузки материаль­ной части, артиллерии, боезапаса и продовольствия и обе­спечивали высадку на берег.

После высадки десантные войска поступали в распоряжение командира десанта, которым был, как правило, начальник морской пехоты эскадры или флота. С этого момента десантные войска действовали в соответствии с уставом сухопутных войск.

К концу войны, вместе с созданием регулярного флота, установилась твердая штатная организация мор­ской пехоты. По штатам Балтийского флота на 1720 год состав корабельных команд морской пехоты для линейных кораблей устанавливался от 80 до 200 человек, для фрега­тов от 40 до 60 человек. На судах галерного флота боевые абордажио-десантные команды составляли от 40 до 90 процентов к общей численности экипажей.

С окончанием Северной войны, продолжавшейся бо­лее двадцати лет и завершившейся возвращением России выхода к Балтийскому морю, были сформированы еще три отдельных батальона морской пехоты для корабель­ного флота и три роты в дополнение к имевшемуся галер­ному батальону.

Литература:

Х.Х.Камалов, И.В.Носов, И.П.Сорокин. Морская пехота. Краткий исторический очерк морской пехоты отечественного флота.- М.: Военное издательство МО СССР, 1957

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru