Радиоэлектронная борьба. История зарождения

Просмотров: 344
Эмблема войск РЭБ

Возникновение радиоэлектронной борьбы неотъемлемым образом связа­но с изобретением и внедрением в военное дело радиосвязи. Радио, став­шее одним из величайших изобретений конца XIX столетия и приведшее к революции в сфере средств связи и массовой информации, начало чрезвы­чайно быстрыми темпами осваиваться вооруженными силами различных стран. В первую очередь речь идет о военно-морских флотах, для которых радио означало разрешение вековой проблемы связи между кораблями в море. Фактически военно-морские силы выступали пионерами радиосвя­зи (не случайно в России изобретение радио Александром Степановичем Поповым произошло под эгидой морского ведомства), и примерно с 1900 г. началось стремитель­ное оснащение кораблей основных классов всех ведущих морских держав радиостанциями.А.С.Попов и С.О.Макаров

Однако одновременно выяснились и побочные эффекты радиосвя­зи — такие как ее зависимость от погодных условий и от разного рода по­мех. Отсутствие каких-либо технических возможностей по защите ранних средств радиосвязи от внешних помех достаточно быстро навело на мысль о возможности препятствования радиопередачам противника специально создаваемыми помехами. Еще в январе 1902 г. в докладе русского Морского технического комитета указывалось: «Телеграфирование без проводов об­ладает тем недостатком, что телеграмма может быть уловлена на всякую иностранную станцию и, следовательно, прочтена, перебита и перепута­на посторонними источниками электричества». В марте 1903 г. А.С. Попов в докладной записке в военное министерство сформулировал основные идеи радиоразведки и РЭБ.

Впервые глушение передач радиостанции на практике было применено в сентябре 1901 г. в США в яхтенных гонках на Кубок Америки, когда инже­нер Джон Рикард, работавший на компанию American Wireless Telephone & Теlegraph, использовал её наземную радиостанцию для «забивания» в эфи­ре информационных передач радиостанций конкурирующих компаний о ходе гонок.

Таким образом, идея  РЭБ витала в воздухе практически с момента распространения радиосвязи. Последующее всё большее расширение приме­нения в военном деле электромагнитных волн и освоения новых диапазо­нов радиосвязи порождало и новые методы радиопротиводействия.

Качественный скачок в развитии РЭБ был вызван появлением и вне­дрением радиолокации, основывающейся на принципе приема отра­женных электромагнитных волн. Широчайшее распространение радио­локационных средств, позволивших увеличить дальности обнаружения целей далеко за пределы визуальной видимости, и критическая важность радиолокационных средств для многих направлений вооруженной борь­бы, соответственно, резко повысили и значимость РЭБ. Отныне РЭБ из ору­дия решения достаточно частной задачи нарушения вражеской радиосвязи трансформировалась в одно из главных средств снижения эффективно­сти, а то и полной нейтрализации вражеских средств огневого поражения. Таким образом, за свою историю радиоэлектронная борьба прошла боль­шой путь от создания простых радиопомех до важнейшего вида обеспече­ния боевых действий любого масштаба.

В современных условиях РЭБ включает в себя как целенаправленное воздействие электромагнитными излучениями на радиоэлектронные объ­екты в системах управления войсками и оружием противника, так и защи­ту своих радиоэлектронных систем от воздействия сил и средств радио­электронной борьбы противника.

Первый опыт применения средств и методов РЭБ. Русско-японская война

Как уже говорилось, идея применения помех посторонними радиостан­циями была сформулирована в России еще до начала Русско-японской вой­ны, поэтому с началом боевых действий в 1904 г. русская сторона начала ак­тивно внедрять практику радиопротиводействия. Уже 7 марта (по старому стилю) 1904 г. новый командующий флота Тихого океана вице-адмирал С.О. Макаров из­дал приказ № 27, предписывающий радиодисциплину своим силам и од­новременно использование радио для обнаружения передач противника.С.О.Макаров

Обнаружение сил противника по засечке работы его корабельных радио­станций широко практиковалось флотами обеих сторон. С русской стороны осуществлялись мероприятия как по пеленгации корабельных радиостан­ций противника с целью определения дистанции и даже пеленга их носи­телей, так и по перехвату содержания радиограмм противника (хотя в отно­шении последнего успехи были, видимо, незначительные, в том числе ввиду незнания условных сигналов и наличия языкового барьера).

2 апреля (по старому стилю, 15 апреля по новому стилю) 1904 г. — впервые в мировой истории был сделан практический шаг от организации радиоразведки к ведению радиоэлектронной борьбы в боевых действиях на море. В этот день японцы предприняли очередной обстрел Порт-Артура корабельной артиллерией, вошедший в историческую хронику обороны крепости под названием «третьей перекидной стрельбы».Порт-Артур

Японские броненосные крейсеры Nissin и Kasuga начали стрельбу из 203-мм и 254-мм орудий по фортам и внутреннему рейду Порт-Артура с большой дальности из-за мыса Ляотешань. Для корректировки их огня по радио японцы использовали два бронепалубных крейсера, державшихся в море напротив выхода из Порт-Артура, вне дальности огня береговых ба­тарей. Немедленно русский эскадренный броненосец «Победа» и флотская радиостанция на Золотой горе начали перебивать «большой искрой» (бо­лее мощным сигналом своего передатчика) рабочий диапазон японских радиостанций.

Эскадренный броненосец "Победа" в Порт-Артуре. 1904 г.

Эскадренный броненосец «Победа» в Порт-Артуре. 1904 г.

Постановка помех японским кораблям-корректировщикам име­ла определенный успех, что подтверждается и японской стороной. В ре­зультате ни один из выпущенных японскими броненосными крейсерами 208 снарядов не причинил серьезного ущерба. В ознаменование этого эпи­зода в 1999 г. 15 апреля было объявлено министром обороны России Днем специалиста по радиоэлектронной борьбе и отмечается с того времени.

Эффективность постановки помех японским корабельным радиостан­циям в Русско-японскую войну облегчалась относительной примитивно­стью японских радиостанций собственного производства, установленных на большинстве японских кораблей и работавших фактически на одной ча­стоте, не допускавшей ее смены (также японцами использовались британ­ские станции Marconi). В противовес этому русские корабли использовали более совершенные радиостанции — как русского (Кронштадтской ма­стерской выделки аппаратов беспроволочного телеграфа), так и совмест­ного (парижского предприятия «Попов-Дюкрете-Тиссо») производства, а также импортные (Telefunken и британские Marconi). Все они были доста­точно мощными (более 2 кВт), допускали изменение рабочей длины волны, а также изменение мощности излучения (с целью уменьшения воз­можности обнаружения их работы противником).

В ходе похода 2-й Тихоокеанской эскадры вице-адмирала З.П. Рожественского на Дальний Восток в ее состав был включен вспомо­гательный крейсер «Урал», специально оснащенный дополнительной за­купленной радиостанцией Telefunken особо большой мощности (4,5 кВт, дальность приема-передачи при длине волны 800-820 м достигала 750-1100 км). Вторая такая радиостанция была во Владивостокской крепости для установления связи со 2-й эскадрой при подходе той к театру военных действий. С самого начала радиостанцию «Урала» планировалось исполь­зовать и для глушения радиопередач неприятельских кораблей.

Вспомогательный крейсер Урал". Цусимский пролив, 14.05.1905 г.

Вспомогательный крейсер Урал». Цусимский пролив, 14.05.1905 г.

При подходе к Цусимскому проливу 14 мая (по старому стилю) 1905 г. русская 2-я Тихоокеанская эскадра была обнаружена японскими вспомогательны­ми крейсерами, которые активно использовали свои радиотелеграфы для оповещения японского командующего адмирала Х. Того о русских силах. Еще за день до того командир крейсера «Урал» обратился к командующему эскадры с просьбой использовать радиостанцию крейсера для постановки помех японским передачам, однако З.П. Рожественский такого разреше­ния не дал — предположительно из опасений, что с помощью пеленгации столь мощного передатчика японцы могут быть легко наведены на русскую эскадру.

В ходе самого Цусимского сражения ряд русских кораблей применял радиостанции для «забивания» радиопередач противника. После сраже­ния пеленгация радиопередач противника (с определением расстояния до источника передачи) позволила нескольким кораблям разбитой русской эскадры уклониться от встреч с японскими кораблями и прорваться в ней­тральные порты или во Владивосток.

В целом в ходе Русско-японской войны русский флот продемонстриро­вал применение в зачаточным виде основных методов радиоподавления и радио- и радиотехнической разведки. Стоит также отметить внедрение с русской стороны мер радиодисциплины с целью воспрепятствования при­менению аналогичных методов со стороны противника. По отрывочным данным можно судить, что пеленгация радиопереговоров русской стороны практиковалась и японским флотом.

В свою очередь известно, что с 1902 г. британский флот, а с 1903 г. аме­риканский флот в ходе учений опробовали перехват вражеских радиопе­реговоров. В 1904 г. британские корабли систематически перехватывали радиопередачи русских боевых кораблей, находившихся в Средиземном мо­ре (в том числе осуществлявших переход на Дальний Восток), причем в ря­де случаев беспрепятственно читали и содержание русских радиограмм.

Первая мировая война

Стремительный прогресс техники радио накануне Первой мировой войны способствовал развитию исследования и внедрения в практику ме­тодов радиоподавления.

В России в 1911-1912 гг. профессором радиотехники Военно-морской академии и главой лаборатории Радиотелеграфного депо Морского ведом­ства А.А. Петровским были впервые теоретически обоснованы способы создания радиопомех и защиты от них радиосвязи, прошедшие практи­ческую проверку на Черноморском флоте. Перед войной в 1912-1913 гг. на Балтийском флоте отрабатывались меры, позволяющие «уходить во вре­мя сеансов радиосвязи от помех противника», и началось соответствующее обучение корабельных радиотелеграфистов.

Алексей Алексеевич Петровский

Алексей Алексеевич Петровский

Подобные методы получили распространение и в других странах. В первую очередь быстро развивалась радиоразведка. В частности, из­вестно, что в 1908 г. в ходе Боснийского кризиса (вызванного аннексией Австро-Венгрией оккупированной ею с 1878 г. Боснии и Герцеговины, фор­мально являвшейся частью Османской империи), а затем и в ходе Итало-турецкой войны 1911 г. австрийская военная радиослужба перехватыва­ла итальянские военные и правительственные радиопередачи, используя полученную информацию для выработки политических и военных мер по противодействию возможному итальянскому вмешательству. С этого вре­мени разведывательные службы Австро-Венгрии и Франции сформирова­ли специальные подразделения по перехвату радиопередач противника.

Большой размах радиоразведка получила в Великобритании, где пра­вительственными и военно-морскими службами были взломаны герман­ские шифры, что на протяжении практически всей Первой мировой войны позволяло британцам оставаться в высшей степени осведомленными о пе­редвижениях того же германского флота, предвосхищая успехи операции Ultra в годы Второй мировой войны. Специально для анализа перехвачен­ных германских радиосообщений и их дешифровки в августе 1914 г. в бри­танском адмиралтействе была создана знаменитая «Комната 40», причем для радиоперехватов на больших дальностях использовалось специальное радиооборудование, разработанное компанией Marconi с использованием новаторских для того времени ламповых усилителей, и с начала 1915 г. была создана сеть станций радиоперехвата («Y станций»). В частности, использование перехвата передач радиостанций германских кораблей позволи­ло британскому командованию быть своевременно оповещенным о выходе главных сил германского флота в набеговую операцию в конце мая 1916 г. и выслать навстречу немцам Гранд-Флит, что привело к Ютландскому мор­скому сражению.

С германской стороны наибольшим успехом радиоразведки стало ис­пользование перехватов радиопереговоров русских штабных армейских и корпусных радиостанций из состава русских 1-й и 2-й армий, наступавших в августе 1914 г. на Восточную Пруссию. Пренебрегая элементарными пра­вилами скрытности, русские сплошь и рядом передавали радиосообщения открытым текстом (отчасти это было вызвано необеспеченностью соединений общими шифрами), вплоть до оперативных приказов командующих армиями, что позволило командованию германской 8-й армии но главе с генералом П. Гинденбургом быть хорошо осведомленными о передви­жениях и намерениях русских. Это во многом способствовало катастро­фическому поражению обеих русских армий в Восточно-Прусской опера­ции, позволив немцам, оставив лишь заслоны против 1-й русской армии генерала П.К. Ренненкампфа, окружить и разгромить 2-ю армию генерала А.В. Самсонова, вынудив после этого к отступлению и 1-ю армию.

Германский генерал Гофман писал позднее: «Русская радиостанция пе­редала приказ в незашифрованном виде, и мы перехватили его. Это был первый из ряда бесчисленных других приказов, передававшихся у русских в первое время с невероятным легкомыслием. Такое легкомыслие очень облегчило нам ведение войны на Востоке, иногда лишь благодаря ему и вообще возможно было вести операции».

Радиостанция Telefunken, 1917 г.

Радиостанция Telefunken, 1917 г.

При этом стоит отметить, что сами немцы в начале войны повторяли те же ошибки в организации радиосвязи, что облегчило французам, осу­ществлявшим перехват радиограмм немецких войск, ведение сражения на Марне в сентябре 1914 г.

Радиоперехват сообщений противника получил самое широкое рас­пространение в Первую мировую войну во всех воюющих державах, вызвав формирование в разведывательных органах специальных подразделе­ний радиоразведки. Использовавшиеся достаточно примитивные мето­ды шифрования облегчали чтение сообщений противника. Одновременно это же ограничивало применение помех — более практичным было читать сообщения радиостанций противника, чем препятствовать их передаче.

В 1917-1918 гг. англичане, а затем и американцы широко стали исполь­зовать пеленгование радиопередач немецких подводных лодок с целью об­наружения районов их действия. Это привело к внедрению корабельных радиопеленгаторов — первых устройств радио- и радиотехнической раз­ведки. Французские и британские войска на Западном фронте уже с 1915 г. использовали специальные радиогониометрические системы перехвата на основе радиопеленгаторов с целью определения местоположения радио­станций штабов немецких войсковых соединений. Затем эта практика ста­ла всеобщей для обеих воюющих коалиций. Так, к середине 1916 г. в русской армии насчитывалось 24 радиопеленгаторные станции, находившихся в подчинении штабов армий.

Русский Балтийский флот создал в период войны свою эффектив­ную службу радиоразведки, руководимую начальником службы связи Балтийского моря адмиралом А.И. Непениным. В значительной мере успе­хи русской (а отчасти и британской) морской радиоразведки основывались на способности взламывать германские шифры, опираясь на германские сигнальные книги и другие документы по шифрованию, захваченные на потерпевшем крушение на Балтике 26 августа (по старому стилю) 1914 г. легком крей­сере Magdeburg, а также добытые агентурным путем. В течение 1914-1915 гг. в русском флоте были разработаны и внедрены в серию береговые и корабельные радиопеленгаторные станции новых типов. В 1916 г. только на Балтике действовало восемь русских береговых радиопеленгаторных постов.

Эпизоды применения радиопомех в Первую мировую войну были в целом единичными. Наибольшую известность получило «забивание» радиопередач английских кораблей целенаправленными радиосигналами радиостанций германских линейного крейсера Goeben и легкого крейсера Breslau в ходе прорыва последних через Средиземное море в Турцию в ав­густе 1914 г. Этому способствовала высокая мощность передовых по мер­кам того времени радиостанций Telefunken, установленных на этих новей­ших германских кораблях — в противовес менее мощным и устаревшим радиостанциям преследовавших немецкий отряд более старых британских кораблей.

Практика «забивания» передач радиостанций других кораблей и су­дов сигналами своей станции получила широкое применение в ходе опе­раций германских рейдеров (как легких крейсеров, так и вспомогательных крейсеров).

Имеются сведения о применении западными союзниками помех и ложных радиосигналов наведения в отношении радиостанций германских дирижаблей-«цеппелинов», совершавших налеты на Британские острова. В частности, во время крупного рейда 11 «цеппелинов» на Англию 19-20 ок­тября 1917 г. передача ложных радиосигналов мощным радиопередатчи­ком с Эйфелевой башни в Париже, ретранслируемых другой радиостанци­ей, привела к дезориентации радистов «цеппелинов», использовавших для ночной навигации сигналы германских радиостанций. В результате на об­ратном пути потеря из-за этих помех ориентировки штурманами немец­ких дирижаблей в сочетании с плохой погодой привели к крушению двух воздушных кораблей L 50 и L 55 (а еще три в ходе этого рейда были сбиты британскими и французскими истребителями).Цеппелин

Литература:

Под редакцией Н.А. Колесова, И.Г. Носенкова. Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего.- М.: Центр анализа стратегий и технологий, 2015

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru