Психологическая война. Запад против России

Просмотров: 100
Психологическая война

Эта статья о том, как западные страны, ведя психологическую войну против руководства и населения нашей страны, пытаются разрушить нашу государственность. Книга «Психологическая война: подрывные действия империализма в области общественного сознания», наиболее актуальные выдержки из которой приведены ниже, издана в Военном издательстве СССР в 1983 г. и предназначена для офицеров Вооруженных сил. Автор — генерал-лейтенант, доктор философских наук, профессор Дмитрий Антонович Волкогонов.

Те приёмы и даже конкретные операции психологической войны (см. примечание в конце статьи), которые сейчас использует «цивилизованный» Запад против несогласных с ним стран и России уже описаны в этой книге (1983 г. издания!) и широко применялись в 60-80-ее годы ХХ века:

— обвинения Вьетнама и его военного союзника СССР в «использование» химического оружия в Юго-Восточной Азии (вспоминаем Сирию и предателя Скрипаля);

—  бойкот международных спортивных соревнований, проводимых в СССР (вспоминаем чемпионат мира 2018 г. по футболу);

— «свидетельства» перебежчиков и предателей об известных только им и потому бездоказательным «фактам», дискредитирующим деятельность органов государственной власти неугодных Западу стран (вспоминаем всех наших «либералов» и бывших олигархов, перебравшихся на запад);

— дискредитация общественно-значимых для нашей страны событий и мероприятий (вспоминаем выборы президента России, допинг-пробы наших спортсменов);

— духовное подавление населения несогласных стран и народов (запугивание) путём физического уничтожения их руководителей, городов и инфраструктуры (вспоминаем Югославию, Ирак, Ливию, Сирию);

— сверхбыстрая подача выгодной информации, замалчивание и игнорирование невыгодной информации (берём любую трагедию, произошедшую в нашей стране, и сравниваем реальные факты и то, как это освещается западными СМИ).

 Всем тем, кто смотрит новости по телевизору, читает СМИ и ковыряется в социальных сетях, не может остаться равнодушным к происходящим в стране и мире событиям, пытается докопаться до истины и ответить на вопросы «зачем?» и «почему?» рекомендую прочитать эту статью, в основе которой лежит монография советского генерала 1983 года издания:Психологическая война

Профессионалы психологической войны не могут не учитывать, что эффективность их воздействий решающим образом зависит от того, насколько они смогут антиисти­ну сделать убеждениями людей. Это, в свою очередь, обус­ловлено возможностями и способностями буржуазных центров внести ложные стереотипы мышления в сознание людей. Зная, что уровень сознательности советских людей высокий, буржуазные пропагандисты, радио,. печать и дру­гие средства проникновения в социалистическое общест­венное сознание ищут «обходные» пути к сознанию чело­века. Для этого они ложь одевают в тогу истины, аргу­менты заменяют лжеаргументами, действительные стрем­ления людей пытаются представить иллюзорными, личные интересы противопоставить общественным. И все это бур­жуазные идеологи хотят осуществить воздействием на психологию человека. Буржуазный теоретик Ж. Эллюль сформулировал суть этой проблемы весьма лаконично и откровенно: «Психология призвана поймать человека в сети пропаганды». По существу этой фразой в значитель­ной мере выражена гносеологическая (познавательная) сущность психологической войны империализма.

Основы психологической войны за­ключаются в концентрированном воздействии на эмоцио­нально-чувственную психологическую сферу человека, группы, социальной общности путем внушения определен­ной идеи или эмоционального заражения. В этом смысле внушение выступает ключевым звеном в механизме психологической войны империализма. Извест­но, что внушение избегает логики, не заботится об аргу­ментах и обращается к чувствам, инстинктам, предрассуд­кам. Оно рассчитано на некритическое восприятие челове­ком внешних воздействий на сознание.

«Внушение, — писал в свое время В.М. Бехтерев, — действует путем непосредственного прививания психологических состоя­ний, т.е. идей, чувствований и ощущений, не требуя вооб­ще никаких доказательств и не нуждаясь в логике».

Эффективность внушения повышается, если называется «авторитетный» источник информации и удается предва­рительно эмоционально возбудить объект воздействия. Он бывает более восприимчив к внушению, если в информа­ции есть моменты, затрагивающие его личные интересы. Усваивается более полно та информация, которая подает­ся как новая. При помощи внушения, других психологических влияний, пишет буржуазный теоретик П. Лайнбарджер, «страсти можно превратить в негодование, лич­ную находчивость — в массовую трусость, трения — в недоверие, предрассудки — в ярость».

Вся методология психологической войны рассчитана главным образом на то, чтобы подготовить человека к некритическому восприятию информации, сообщений, фак­тов, данных об обстановке. Применяя метод внушения, буржуазные идеологи рассчитывают на то, что информа­цию, которую они пытаются донести до социалистическо­го общественного и индивидуального сознания, практи­чески невозможно проверить. Обычно различные «голоса», подавая антисоветскую информацию, ссылаются на «ав­торитетные» источники, «разведывательные данные», не­существующих лиц, стремясь вызвать доверие к сообщению. На подобную информацию могут отозваться люди впечатлительные, не способные к самостоятельному логи­ческому мышлению, не имеющие прочных убеждений. Податливость внушению может проявляться и у лиц, не уверенных в себе, своих возможностях и знаниях.

В инструкции ЮСИА (Информационное агентство США) организаторам конкретных пси­хологических акций рекомендуется чаще преподносить ис­точники, на которые они ссылаются, как компетентные и авторитетные, доказывать их «непредвзятость и объек­тивность». Следуя этим рецептам, исполнители подрывных психологических действий в своих устных и печатных со­общениях часто апеллируют к мнениям дипломатов, гене­ралов, учёных, других специалистов, тщательно перерабо­тав их высказывания. Например, когда в гамбургский порт зашло советское научно-исследовательское судно «Мус­сон», газета «Бильд-Цайтунг» опубликовала со­общение некоего «специалиста» по радиоэлектронике, который заявил, что советский корабль с высокими антен­нами якобы шпионского назначения. Этот вымысел был подхвачен и другими газетами, которые стали утверждать, что цель захода «Муссона» в Гамбург как будто заключа­ется в подслушивании совещания группы ядерного плани­рования НАТО. Никого уже не интересовало, что судно еще за несколько дней до открытия совещания вышло из порта. Главное было сделано. Обывателю внушили нега­тивное отношение к факту захода судна. К полученной дезинформации стали добавлять новую ложь и клевету.Психологическая война

Таким образом, формируется определенный стереотип, который настойчиво внушают слушателю, зрителю, чита­телю. Стереотипы об «агрессивности Москвы», «тоталита­ризме», «коммунистическом вмешательстве», «советском проникновении», «демократии Запада», «свободном обще­стве» и множество других усиленно навязываются миллио­нам людей. В гносеологическом отношении стереотипы находятся в большой зависимости от эмоционального сос­тояния личности. Кроме того, в капиталистическом мире немало людей, поверхностно воспринимающих действитель­ность, обладающих бездумным восприятием фактов, устой­чиво относящихся к навязанным им представлениям, иг­норируя конкретные знания. Поэтому неудивительно, что значительная часть таких людей, воспитанная в духе стереотипного мышления, некритически воспринимает значи­тельную часть политической информации, доверяет ей. А если обыватель не доверяет полученной информации, то он стремится уйти (или его уводят!) в развлекательный мир.

Покупая газету, житель Нью-Йорка, Лондона, Бонна обращает внимание прежде всего на огромные заголовки: о бракосочетании дочери мультимиллионера, результатах собачьих бегов, расточительстве нефтяных шейхов, скан­дале в Голливуде, «ограблении века», пророчествах прори­цателей. Эти духовные наркотики притупляют восприятие социальных и политических реальностей, делают человека индифферентным, податливым к восприятию антиистины.

Буржуазная пропаганда — это огромная система стерео­типов, которые по различным каналам внедряются в соз­нание некоторых людей и социалистического общества. Передачи «Голоса Америки» или тексты западногерман­ских печатных изданий «Бильд», «Штерн» и других орга­нов буржуазной информации содержат множество стерео­типов штампов: так, например, любая новая мирная ини­циатива СССР, вносимая на заседаниях Генеральной Ас­самблеи ООН, — это «пропаганда Москвы»; рост движения за предотвращение ядерной войны — «происки Москвы»; усилия ПОРП (Польской объединённой рабочей партии) нормализовать положение в стране — «воз­врат к тоталитарным формам правления» и т. д. Читатели, зрители, слушатели западного мира привыкают к такому психологическому давлению на сознание. У них даже воз­никает потребность в нем. Ведь ложь, повторенная много раз, иногда может выглядеть как правда. Западные специалисты психологической войны учитывают эту особен­ность человеческого восприятия и готовят изощренные подрывные духовные акции против социалистического мира.

Творцы внушения и дезинформации осо­бенно заботятся о том, чтобы вызвать у объекта воздей­ствия определенную степень доверия и расположения. Это до­стигается прежде всего эмоциональными средствами, стремле­нием отразить интересы и ожидания конкретной аудитории, группы, слоя, поразить сенсацией, сослаться на не изве­стные ранее данные и факты. Дикторы буржуазного ра­дио и телевидения играют роль «душеприказчиков», пытающихся использовать законы человеческого общения и обеспечить распространение и усвоение нужной им ин­формации. К этим специалистам психологической войны вполне применимы слова К. Маркса, сказанные им по по­воду речей английского буржуазного парламентария Гладстона: «Изысканность и гладкость, пустая глубина, елей­ность не без ядовитой примеси, бархатная лапа не без ког­тей…».

Опыт показывает, что, чем меньше человек информи­рован, тем он может быть более склонен доверительно относиться к поступающей информации внушения. Для социально и идейно зрелого человека с определённым классовым чутьём «вкрадчивые шептания» буржуазных радиопропагандистов не опасны. Личность, обладающая научным мировоззрением, способная к анализу современной действительности, склонна более доверять аргументам, ло­гике, конкретным социальным фактам, чем эфемерным, хотя внешне и правдоподобным, утверждениям.

Если речь идет о западном обывателе, весьма мало знающем правду о реальном социализме, то буржуазным органам удаётся осуществлять поразительные по цинизму акты дезинформации. Например, после исторического по­лёта Юрия Гагарина в космос американский еженедель­ник «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт» опубликовал 19 апре­ля 1961 г. статью своего главного редактора Д. Лоуренса под названием «Совершил ли это Гагарин?». В ней гово­рилось: «…не является ли мистификацией советский ре­корд в космическом пространстве? Даже допуская, что некий аппарат летал вокруг Земли, мы, однако, не знаем, был ли там действительно человек или астронавт совершал полёт, аналогичный полёту американца Дж. А. Уолкера, который на самолёте с ракетными двигателями поднялся на высоту 32 мили? Такого рода вопросы задают учёные, поскольку в отчете майора Гагарина о своем путешествии содержатся очевидные противоречия…» Далее в том же ду­хе. До какого цинизма надо дойти, чтобы подвергать сом­нению первый полет в космос именно советского человека?Психологтческая война

Этот пример показывает, что с помощью подобных со­общений можно вызвать сомнения в несомненном, бросить тень на приоритет страны социализма в той или иной об­ласти, попутно сослаться на «вопросы-сомнения», которые «обуревают» учёных. Таков типичный образчик дезинфор­мации, рассчитанной на некритическое восприятие, неве­жество, неосведомлённость.

Разумеется, главный редактор еженедельника Д. Лоуренс лично не сомневался в истинности и историческом величии космического подвига советского народа и его сы­на Ю. Гагарина. Но социальное предназначение буржуаз­ных средств массовой информации в том и состоит, чтобы максимально деформировать истину, не выгодную буржу­азному строю. Используя средства внушения, искажения правды, её сокрытия, дезинформации, органы психологической войны ведут настоящий духовный разбой в эфире, на страницах прессы, в устном общении.

Средства для буржуазных пиратов имеют второстепен­ное значение. Главное — цель. Любой факт, любое собы­тие надо подать так, чтобы это выглядело как правда, вы­годная творцам подобных «истин». Буржуазный теоретик средств массовой информации Г. Луни определяет этот принцип буржуазной пропаганды следующим образом:

«В политической практике важно не то, что является ис­тиной на самом деле, а то, что выглядит как истина».

Суть психологической войны в этих сло­вах выражена цинично и точно.

Буржуазия в целях создания шовинистического угара в своей стране, подрыва моральных возможностей против­ника может прибегать и к заражению. Оно учитывает в значительной степени подсознательную, самопроизвольную приверженность человека к таким конкретным психическим состояниям, как экзальтация, националистическая ис­терия, политический психоз, религиозный экстаз и т.д. Исторические примеры создания соответствующего психи­ческого настроя, имеющего сильный эмоциональный заряд, содержатся в античеловеческой истории фашизма, самурайства и др.

Заражение сказывается в бессознательной привержен­ности человека к определённым психическим состояниям больших масс людей. Буржуазия особенно широко исполь­зует возможность психического заражения для нагнетания напряженности, драматизации событий, необходимых ей для осуществления конкретных политических акций. Наи­более яркой формой выражения заражения является по­литический психоз. В 50-е годы ХХ века в США практиковались «ядерные тревоги», во время которых оглушенный обыва­тель верил в то, что угроза надвигается, что коварные «красные» вот-вот совершат нападение на Соединенные Штаты. Д. Форрестол, бывший министр обороны США, один из вдохновителей подобных психозов, сам стал жерт­вой этого постыдного для разума состояния, которое вызывали и вызывают буржуазные пропагандистские орга­ны. Форрестол довёл себя до помешательства на идее о «красной угрозе» и покончил с собой, выбросившись из окна. Во время политического психоза разум отодвигается на второй план, усиливаются инстинкты, страсти, низмен­ные эмоции.

Создание обстановки политического психоза преследу­ет вполне определенные цели. В своих странах буржуазия стремится достичь таким образом общественного сплоче­ния и одобрения мер и шагов политического руководства. В социалистических странах, по мысли буржуазных тео­ретиков психологической войны, такое состояние может быть вызвано лишь в ходе войны «горячей» путем устра­шения, запугивания населения. Политический психоз, к которому прибегали и могут прибегнуть специалисты пси­хологической войны, является ещё одним свидетельством обращения буржуазии к подсознательным чувствам, ир­рациональным влечениям, темным страстям. О том, что психологическое воздействие будет более сильным и эф­фективным, если оно пойдет по эмоциональным каналам, хорошо знали и гитлеровские пропагандисты. Они следо­вали установке Гитлера, выраженной им в «Майн кампф» следующим образом: «Задача пропаганды состоит… в воз­действии на чувства и весьма относительно на так назы­ваемый разум…». Эта методологическая установка империалистической пропаганды усвоена и нынешними теоре­тиками и практиками психологической войны.Психологтческая война

Гносеологическая подоплёка этого явления прежняя: оттеснить истину, правду на второй план. Заменить реаль­ное отражение действительности в сознании иллюзорным, эфемерным, иррациональным. Такая методология действий рассчитана на эмпирическое, чувственное восприятие ин­формации. Если человек не обладает прочными убежде­ниями и научным мировоззрением, он может попасть в тенета психологических, эмоциональных козней империа­лизма. Неспособность логически мыслить, анализировать факты, сопоставлять их с действительностью может созда­вать предпосылки некритического восприятия чуждых идей, взглядов, образа мышления. Такой человек, говоря словами В.И. Ленина, может дать себя «подавить извест­ному числу печальных и горьких фактов…».

Каждому, кому приходится сталкиваться с проявлени­ями буржуазной пропаганды, враждебных взглядов и идей, важно помнить, что западные центры психологической войны не заинтересованы в распространении истины. Их цель — защитить эксплуататорский строй и ос­лабить реальный социализм. Для её достижения и исполь­зуются многочисленные акции психологической войны, представляющие не что иное, как агрессию против чело­веческого разума. Среди них особое место занимает идео­логическая диверсия.

Методы и приёмы психологической войны

Чтобы успешно противодействовать идеологическому и психологическому давлению врага, важно соблю­дать ряд условий. Главное из них заключается в целенаправленной политико-воспитательной работе с советскими людьми, нашими воинами, что не оставляет шансов даже на ограниченный успех действий буржуазной пропаганды. Другое условие — конкретное разоблачение и срыв любых ди­версий идеологического противника. Это может быть до­стигнуто хорошей организацией контрпропаганды, для чего необходимы знания основных приёмов психологической вой­ны, которые применяются враждебными силами. Назовем лишь некоторые из этих методов и приёмов.

Западная кухня психологической войны широко ис­пользует подлоги — полностью сфабрикованные или частично подделанные варианты реально существующих документов, материалов, литературы. Подлоги широко применялись ве­домством Геббельса в гитлеровской Германии. Фашисты, например, разбрасывали над Францией листовки, которые выдавались за английские, в них проводилась мысль о том, какие разрушения и жертвы может принести открытие вто­рого фронта на французском побережье. Во время боёв в Арденнах нацистские агитаторы передали на волне Би-Би-Си фальсифицированное интервью с английским фельд­маршалом Монтгомери.

Психологическая война

Подрывные органы фашистской Германии в годы вто­рой мировой войны направляли различным лицам фальси­фицированные письма, документы, неожиданно «утрачива­ли» «совершенно секретные документы» с целью ввести противника в заблуждение.

Подлоги широко используются и нынешними последова­телями Геббельса. Например, в выпущенной в 1982 г. Пентагоном книжонке «Советская военная мощь» делаются ссылки на некие документы, схемы, данные, якобы полу­ченные из «надёжных источников». Но многие «фактиче­ские» материалы, призванные подтвердить тезис о «совет­ской опасности», цинично подделаны. При современной тех­нике фотомонтажа и полиграфических фокусов, помноженных на ухищренность империалистических диверсантов, сфабриковать поддельный документ — дело нехитрое. Во время событий в Венгрии, Чехословакии, Польше контрреволюционные силы широко использовали подложные пар­тийные протоколы, государственные документы, резолюции, подготовленные якобы определенными политическими дея­телями.

В психологической войне империализма широко исполь­зуются подлоги, основанные на «свидетельствах», «докумен­тах», полученных от перебежчиков, ренегатов, изменников Родины, которые, зарабатывая иудины сребреники, пус­каются во все тяжкие. Так, во французском журнале «Фигаро магезин» было опубликовано интервью с бывшим со­ветским военнослужащим, а ныне злобным антисоветчиком Григоренко. Последний, изображая себя по меньшей мере крупным военачальником, сыплет цифрами, фактами, якобы достоверными и основывающимися на подлинных данных. Выживший из ума ренегат, организуя подлог, действовал элементарно: брал количество американских ракет, ядерных зарядов, химических бомб и т.д., удваивал и утраивал его и приписывал это число Советским Вооруженным Силам. Из­рекая эти фантастические данные, человек, которым могут интересоваться только психиатры, постоянно заглядывал в бумажку — «документ». Ведь подлог должен иметь хотя бы тень, видимость, мираж реального!Допинг

Анализ передач «Голоса Америки», Би-Би-Си, других буржуазных станций свидетельствует, что большинство до­кументов, озвучиваемых на студиях (письма советских лю­дей, архивы знаменитостей, копии протоколов высоких со­вещаний, заседаний и т.д.), являются подложным материа­лом. Организаторы психологической войны рассчитывают на то, что слушатели не имеют возможности проверить эти данные. А когда это всё же удается, то вместо «правдивой информации» оказывается подлог.

В арсенале идеологических диверсий и психологической войны используется и такой метод, как дискредитация руководящих органов, общественных организаций, политиче­ских мероприятий, конкретных лиц, теорий, взглядов и т.д. С помощью дискредитации буржуазные специалисты стремятся подорвать в глазах общественного мнения значимость какого-либо мероприятия, политического решения, конкрет­ной социальной акции. Обычно выискиваются теневые, не­гативные стороны объекта дискредитации (по мнению бур­жуазных профессионалов-пропагандистов), затем они гипертрофируются, раздуваются и выдаются за сущность, основ­ное содержание явления или лица. Объекту дискредитации обычно даются заведомо ложные характеристики, принижаются его положительные качества. Этот метод особенно широко используется буржуазными радиоцентрами при «освещении» ими событий в ПНР (Польской народной республике). Враги социализма всегда пытались очернить коммунистические идеалы, политику братских партий, их планы, достижения. Вот и теперь, пара­зитируя на польских событиях, они пытаются дискредитиро­вать социализм в целом: его экономику, культуру, идеоло­гию, политику.

В практике подрывных идеологических действий часто используется и так называемый метод барражаспособ отвлечения общественного внимания от какой-либо полити­ческой реальности или события. Обычно, стремясь приту­пить внимание к какому-либо событию, органы буржуазной пропаганды одновременно начинают шумную кампанию вокруг какого-то незначительного явления, отщепенца или сфабрикованного дела, чтобы затмить истинный объект все­общего интереса. Так, например, американская администра­ция, тщетно стремясь достичь эффективности бойкота Мос­ковских Олимпийских игр, в политических целях пыталась организовать в США «альтернативные игры», которые, как известно, с треском провалились, и барражная операция не достигла цели.

Опыт показывает, что в дни работы съездов коммуни­стических партий, исторических юбилеев, крупных достижений реального социализма машина психологической вой­ны всегда находит событие более «важное» и имеющее, естественно, антисоветскую направленность. Обычно буржу­азные центры имеют про запас несколько вариантов барражных операций, которые в нужный момент могут быть использованы радиостанциями (организация какого-либо антикоммунистического сборища, обнародование неких сен­сационных «материалов», проведение каких-либо «общест­венных чтений» и т.д.).

После того как на второй специальной сессии ООН по разоружению было сообщено, что Советское государство берет на себя торжественное обязательство не применять ядерное оружие первым, официальный Вашингтон словно поперхнулся. День-другой не было никакой вразумительной реакции. Но затем, отказавшись поддержать это советское решение, от которого зависят судьбы человечества, ЮСИА и ЦРУ вытащили на свет ряд барражных операций, за­готовленных впрок. Одна из них спекулировала на том, что СССР «расширил масштабы ракетных испытаний», другая — на «новых фактах применения Советами и Вьетнамом химического оружия в Юго-Восточной Азии» и т.д. Чем важнее событие, которое нельзя замолчать, тем актив­нее, многоплановее ведутся барражные операции, увлекая сознание неискушенных людей в область иллюзорного, второстепенного, надуманного, несущественного.

"Использование" правительственными войсками Сирии химического оружия

«Использование» правительственными войсками Сирии химического оружия

В психологической войне империалисты нередко прибе­гают и к запугиванию, своеобразному духовному терро­ру, с тем чтобы подавить у противника волю к сопротивлению, борьбе, достижению цели. Метод запугивания ши­роко использовали гитлеровцы. Миллионы расстрелянных, сож­женных, замученных, повешенных советских граждан — это не только геноцид, это и способ, при помощи которого фа­шисты надеялись духовно подавить остальное население и превратить его в послушных рабов. Империалистические агрессоры с целью запугивания стремятся в ходе войны разрушать города, уничтожая при этом тысячи людей. Бес­смысленные с военной точки зрения разрушения Ленин­града, Минска, Роттердама, Хиросимы, Суэца, Ханоя, Бей­рута преследовали и психологические цели — духовное подавление людей. Такие акты, как уничтожение населен­ных пунктов со всем населением (Хатынь, Орадур, Лидице, Сонгми), — это не просто акты беспримерной жестокости, но и способ запугивания населения, варварское подавление духа, психологический террор сознания.

В мирных условиях метод запугивания также применя­ется, правда, в иной форме. Систематические нашептывания в эфир о грядущих ужасах, апокалипсические фильмы и книги, устные мрачные пророчества могут порождать у слу­шателей, читателей, зрителей глубокий пессимизм, чувство обреченности и иррационального страха перед будущим. Такими людьми легче манипулировать, проще управлять, вдалбливать определенные стереотипы политического мыш­ления. Запуганный человек, поддаваясь воздействию «устрашающей» информации, психозу угнетающих фактов, становится беспомощным, индифферентным. Страх парали­зует не только волю, но и мысль, чувства, понимание подлинной реальности. Именно поэтому аппарат психологиче­ской войны стремится деморализовать людей кликушеством, мрачными пророчествами и прогнозами будущего.

Для долгосрочного запугивания не ограничиваются ре­портажами о «приготовлениях Кремля», перепечаткой из фальшивок ЦРУ «сведений» о «новых советских ракетах, нацеленных на западные города», сообщений «разведфактов» о «таинственных лабораториях» в Сибири, где «изобретается биологическое оружие». В психологической войне использу­ются художественная литература, кинематограф, историче­ские исследовательские центры, «некие данные» из «особо важных источников». Каждой такой поделке страха пред­шествует реклама. Например, в 1981 г. на Западе появил­ся роман Фредерика Форсайта «Дьявольская альтернатива». Типичный боевик, в духе американских комиксов, был охарактеризован буржуазной печатью как «откровение гря­дущих событий», как «глубокое пророчество возможного». Книга была быстро экранизирована, переиздана во многих капиталистических странах, получила премии и призы. О чём в ней идет речь?Психологическая война

Сюжет построен на некоем «плане «Борис», родившемся в Москве. Этот план вероломного нападения на Запад ав­тор назвал по имени «великого русского полководца Бориса Годунова». Конечно, этот план, по автору, предусматривает танковый прорыв через Эльбу и захват Западной Европы за считанные дни. Затем «по столицам свободного мира будут ходить толпы солдат с красными звездами на ватных шап­ках». Пусть обыватель пребывает в испуге, перманентном страхе. Сначала надо запугать своё население, а затем мо­лодчики из ЮСИА и ЦРУ сделают то же самое и с людьми из Восточной Европы, рассуждают профессионалы психоло­гической войны. Художественный бред выдан за литератур­ное произведение, состряпанное явно в угоду мастерам психологической войны.

Устрашение ведётся с помощью фильмов ужасов. Как пишет кинокритик Д. Якер в августовском номере (1982 г.) итальянского журнала «Эуропео», сейчас в США наблюда­ется настоящий бум фильмов ужасов. Только в 1981 г. та­ких фильмов было выпущено около ста. Фильмы «Нечто», «Парад уродов», «Видеодром», «Ночь живых мертвецов», «Выродки» потрясают жестокостью, натурализмом, садиз­мом. Известный кинорежиссер Хоукс, «специалист по филь­мам, которые леденят кровь», пишет о них, как о «страшном наркотике, который делает людей такими, что они готовы после фильма просить у властей защиты от иррациональных угроз». Такие люди верят в «летающие тарелки», «руку Москвы», «красных гуннов». Это продукт бесчеловечного манипулирования сознанием с помощью психологического устрашения.

В ряду подрывных методов идеологических диверсий находится и такое древнее средство, как слухи, представ­ляющие собой искаженную информацию, не имеющую реального основания. Слухи, распространяемые буржуазной радиопропагандой, рассчитаны преимущественно на недоста­точно закалённых людей, с невысоким уровнем политиче­ского сознания. Распространяясь, слухи имеют тенденцию к гиперболизации, обрастанию фантастическими «подробно­стями», «новыми» данными, «уточнениями» и т.д. Буржу­азные специалисты психологической войны всегда рассчи­тывают на то, что для широкого распространения конкрет­ного слуха наиболее желательна обывательская, мещанская среда и наличие определенной эмоциональной почвы: воз­буждение, неопределенности, ожидания каких-то событий и т.д. Неустойчивые люди, разнося слухи, одновременно заражают и некоторых других ложными представлениями и информацией. Люди принципиальные, идейно зрелые, по­литически сознательные в корне пресекают появление и распространение слухов.

В наставлении армии США «Психологические операции» слухам как инструменту дезинформации противника отво­дится весьма большое место. Например, во время агрессии США против Вьетнама регулярно распространялись слухи среди населения о том, что лица из числа патриотов, сло­жившие оружие, получают крупное денежное вознаграж­дение и работу в Сайгоне; против Ханоя и Хайфона в бли­жайшем будущем будут применены принципиально новые бомбы, уничтожающие всё живое на больших площадях; целые части ДРВ (Демократической Республике Вьетнам) сдаются в плен и т.д. Слухи — инструмент дезинформации, запугивания, «подсказывающие» оп­ределенную модель поведения доверчивым людям.

Диверсанты психологической войны понимают, что слу­хи в определённой мере удовлетворяют информационный голод, дают возможность людям судить о событии, процес­се, явлении, характер которого они не знают. Слухи могут быть абсолютно неправдоподобными, а также с некоторыми элементами правды. С точки зрения направленности слухи могут быть:

— обнадёживающими;

— подстрекательскими;

— пу­гающими;

— паническими.

Лучшим способом пресечения слухов является максимально полная информация населе­ния, своих войск о реальной обстановке, складывающейся ситуации, имеющихся перспективах. Научное мировоззрение, опирающееся на моральную выдержку и политическую зре­лость, — лучшая баррикада на пути распространения слухов, которые были и остаются оружием империалистической психологической войны. Слух лучше всего блокировать не прямым опровержением (что косвенно служит доказатель­ством реальности сообщения-слуха), а альтернативными фактами, данными, которые нужно распространять вне пря­мой связи с дезинформацией.

Очень эффективным является способ превентивного, пре­дупредительного действия: в предвидении распространения слухов по какому-то поводу (дата, событие, исторический факт, государственное решение) сообщить общественности всю необходимую, достоверную информацию, которая спо­собна выбить почву для распространения слухов. Важно помнить, что человек, передающий слух, часто питает не­осознанную надежду, что сообщение, которое он передает другому, будет этим человеком опровергнуто (или подтвер­ждено). Поэтому важно, воспитывая советскую молодежь, воинов, выработать у них правило: слух может быть оста­новлен прекращением его передачи каждым, кто о нём уз­нает, и обезврежен убедительными данными, правдой, разъ­яснением действительного положения дел.

В длинном ряду методов идеологического воздействия имеются и другие, например:

— «кража лозунгов» (в сло­жившиеся понятия, призывы пытаются внести враждебное содержание);

создание иллюзорных стереотипов мышления (с помощью религиозных проповедей, пропа­ганды мистического);

— «подтасовка карт» (такие психо­логические действия, когда события, факты подгоняются под определенную концепцию, версию, точку зрения);

— «на­клеивание ярлыков» (без всяких доказательств отдельные действия, лица, организации объявляются подрывны­ми, нелояльными, продажными, террористическими и т.д.).

В основе всех этих действий лежит стремление деформировать истину, создать искаженное представление о существующей действительности, внушить людям враждебные идеи и установки. Использованием этих методов буржуазные органы идеологической войны стре­мятся не только придать своим сообщениям видимость правдоподобности, но и одновременно подсказать, как по­ступать человеку, какой сделать выбор, на каком остановиться решении.Психологическая война

Особое значение буржуазные диверсанты придают опера­тивности реакции на то или иное политическое событие. «Надо действовать или сверхбыстро, или вообще не реагировать на событие», — записано в наставлении США по ведению психологических операций. Короче говоря, если событие «выгодное» для пропаганды — надо подать его быстро, сверхбыстро, сенсационно, в нужном духе; если «невыгодное» — замолчать, отвлечь от него внимание об­щественности.

Анализ некоторых основных методов подрывной деятель­ности империалистов в области общественного сознания, их конкретного содержания и направленности показывает, что наши классовые враги, ведя психологическую войну, пыта­ются использовать любые каналы духовного давления, нас­тойчиво паразитируют на потребительских склонностях отдельных людей, стремятся торпедировать коллективистскую мораль, оживить националистические предрассудки, вызвать у молодёжи политическую индифферентность.

В психологической войне, которую империализм ведёт против нас, используются самые различ­ные средства, приёмы, способы, в том числе и подрывные, если они могут дать желаемый эффект:

— военные демонстра­ции;

— террористические и диверсионные акты;

— дипломатиче­ские демарши;

— политическое давление;

— экономический сабо­таж;

— торговая блокада;

— пропагандистские «утки»;

— шпионские акции и т.д.

Все эти методы и приёмы, по мысли их твор­цов и организаторов, должны ввести людей в заблуждение, создать у них иллюзорные представления и искаженные взгляды. Шантаж, провокации, обман, клевета, наветы, взвинчивание эмоций, психическая тревога, политическое дезориентирование и многое другое несут стрелы психо­логической войны. Её арсенал наполнен самыми недостойными, грубыми, бесчеловечными, циничными методами и приёмами.

Избирательность идеологических и психологических воздействий

Противоборство капитализма против социализма в идео­логической области  осуществляется весьма дифференциро­ванно, избирательно. Для воздействия на сознание людей точно определяется адресат влияния. Буржуазные пропаган­дисты не скрывают, что в качестве основных объектов идейного давления они выбирают интеллигенцию и моло­дёжь, а в последнее время и воинов Советской Армии. Бур­жуазный идеологический противник при этом исходи из того, что подавляющее большинство личного состава нашей армии — молодые люди, не прошедшие в основном школы классовой борьбы, они не участвовали в войнах в защиту социалистического Отечества, не испытали многих трудно­стей, которые легли на плечи старших поколений.

Идеологи буржуазии всё это учитывают. Они принимают во внимание и некоторые негативные черты и качества у части молодых людей, их невоспитанность, низкую общественную активность. У нас ещё встречаются люди, кото­рые знают нашу политику и наши принципы, но не всегда следуют им на практике, не ведут борьбу за их осуществле­ние, примиренчески относятся к нарушениям норм социали­стического общежития. У таких людей на словах — одно, на деле — другое, на людях — одно, наедине — другое. Та­кой дуализм сознания может сделать человека подвержен­ным враждебным влияниям, чуждым правам, сомнительным вкусам.

Буржуазные теоретики и практики психологической борьбы стремятся избирательно направлять свои усилия и на другие общественные и социальные группы: женщин, пенсионеров, людей определённых национальностей и про­фессий, население конкретных регионов и т.д. При такой дифференциации, как надеются в пропагандистских центрах Запада, больше шансов затронуть, коснуться, удовлетворить духовные интересы и потребности личности. При всей нео­существимости этих буржуазных замыслов в целом нельзя недооценивать возможности негативных воздействий на от­дельных людей в социалистическом обществе.

Организаторы буржуазных диверсий в своей подрывной работе хотели бы оказать особое давление на мироощуще­ние и политические позиции советской интеллигенции — важного «производителя» духовных и культурных ценностей. Известно, что удельный вес интеллигенции в социаль­ной структуре нашего общества продолжает расти. Число научных работников, инженеров, техников, агрономов, учи­телей и врачей в СССР постоянно увеличивается, а темпы роста научно-технической интеллигенции в последние годы превосходят темпы роста всех других социальных групп. И этот процесс закономерен. Он является результатом по­литики, направленной на всемерное ускорение науч­но-технического прогресса, на дальнейшее повышение куль­туры и образованности народа.Психологическая война

Учитывая важную роль советской интеллигенции в куль­турном, духовном развитии нашего народа, буржуазная про­паганда не прекращает попыток хоть в какой-то мере повлиять на позиции работников умственного труда, их «про­дукцию» и моральный облик. Буржуазных профессионалов-пропагандистов особенно привлекают люди политически не­зрелые, морально неустойчивые, беспринципные, не обла­дающие гражданским достоинством и гордостью. Таких людей в нашем обществе жалкие единицы. И тем настойчивее становятся усилия буржуазных диверсантов выявить их и использовать в подрывных целях.

Среди известных подрывных идей, которые буржуазные идеологи хотели бы внести, подбросить в сознание нашей интеллигенции, выделяется идейка об «особой роли» интеллектуалов в современном мире. Это так называемая новая буржуазная элитарная концепция. В ней «доказывается», что волна научно-технического прогресса поднимает на свой гребень всю научную, инженерную элиту, которая, мол, всё больше берёт в свои руки судьбы развития общества. Следовательно, делают вывод эти теоретики, интеллигенция не должна больше довольствоваться второстепенными ро­лями, а решительнее проявлять свою «независимость» от государственных институтов.

Нового, разумеется, здесь ничего нет. Еще В.И. Ленин, критикуя Шулятикова, называл подобные рассуждения «опошлением марксизма». Суть прежняя — попытаться ос­лабить морально-политическое единство социалистического общества, породить социальную неудовлетворенность у ра­ботников умственного труда, привить им нигилистическое отношение к нашим духовным ценностям. В буржуазных идеологических центрах на Западе стало модным, подхва­тив тезис какого-либо отщепенца, внутреннего эмигранта типа А. Сахарова, тут же делать глубокомысленные выводы, что это, дескать, прямое выражение взглядов «внутренней интеллектуальной оппозиции», якобы существующей в советском  обществе. Но тщетны попытки выдать желаемое за действительное.

Организаторам подобных диверсий стоило бы знать, что советская интеллигенция — плоть от плоти своего народа, живёт его интересами, чаяниями и вносит огромный вклад в дело коммунистического строительства. Только социализм создал все условия для подлинно творческой, свободной дея­тельности интеллигенции. Это находит своё выражение и в громадных достижениях науки и культуры советского обще­ства.

Другой большой общественной группой, на которую хо­тели бы оказать своё разлагающее влияние буржуазные пропагандисты, является молодёжь. Буржуазные пропаган­дисты делают «главную ставку на идейное разоружение молодежи, стремятся ослабить её революционный энтузиазм, притупить классовое самосознание, противопоставить стар­шему поколению, посеять скептицизм и аполитичность, преклонение перед чуждыми социалистическому обществу буржуазными правами и моралью».Психологическая война

Молодые люди в возрасте до 30 лет составляют более по­ловины населения нашей страны. Делами, учебой, помыс­лами советская молодежь постоянно доказывает свою непреклонную верность делу отцов, верность коммунистическим идеалам. Ударный труд на стройках страны, дерзание в науке и учебе, доблесть в военной службе стали нормой жизни нашей молодёжи. Вместе с тем, анализируя различ­ные вопросы воспитания молодого поколения в свете идео­логической борьбы, нельзя не видеть, что не у всех молодых людей устоялось, сформировалось полностью классовое са­мосознание. Нужно определённое время, конкретные жиз­ненные обстоятельства, чтобы каждый юноша и девушка проверили себя в делах на идейную прочность, самостоя­тельность, гражданственность. Социальный, классовый опыт не приходит сразу. На это, в частности, и рассчитывают на­ши идеологические противники, стремясь торпедировать идеи коллективизма, привить частнособственнические на­клонности, элементы потребительской психологии и политической индифферентности и особенно нигилизма к дости­жениям своих предшественников.

Учитывая особенности психологии молодежи, идеологи­ческие диверсанты заигрывают со студенчеством, стремятся вызвать у него чувства социального неудовлетворения, обращаются к молодым рабочим. При этом они возводят пе­ред рабочими миражи потребительства, воинам доказывают «демократизм» буржуазных армий, дающий возможность «хорошо заработать». Пираты психологической войны хоте­ли бы лишить классовых чувств, патриотической гордости, приверженности к возвышенным идеалам нашу студенче­скую молодежь, наших рабочих и воинов. Учитывая особую тягу молодёжи к искусству, литературе, музыке, спорту, пропагандистские центры делают ставку на ходовой шля­гер, кинобоевик, литературный комикс, миф о супермене от спорта и т.д.

Молодёжь нетерпелива. И это учитывают пропагандисты с Запада. Они стараются приковать внимание, чувства мо­лодёжи только к негативным явлениям: неудовлетворенности, неуверенности, неустроенности. Даже если их нет — они придумываются, конструируются, создаются. Поэтому так нужно постоянное, повседневное внимание к молодёжи, её росту, формированию, идейной закалке.

Поэтому воспитатели, проявляя постоянную заботу о том, чтобы даже отдельные молодые люди не попадали под чуждое влияние, не только выражают естественное стремление оградить сознание человека от враждебных идей, но видят в этом своеобразную школу постижения классовой зрелости, политической закалки. Когда утверж­дается в целом верный тезис о том, что нынешние молодые люди не прошли должной школы классовой борьбы, здесь должна быть сделана оговорка. Классовая борьба как выра­жение противоборства двух систем нередко и непосредст­венно касается конкретного человека: когда ему нужно дать точную политическую оценку события; верно, на ос­новании классового критерия отнестись к произведению ли­тературы, искусства; проявить непримиримость к чуждым нравам и взглядам. Методологически важно, чтобы восприя­тие коммунистических идей молодежью сопровождалось приобретением умения аргументированно критиковать чуждые взгляды, понимать их социальную реакционность и опасность.Психологическая война

В буржуазных радио- и телепередачах одна из главных тем — свобода молодёжи в выборе жизненных путей на Западе. Сочные рассказы о преуспевших, достигнувших, поднявшихся… Примеры о владельцах шикарных коттед­жей, яхт, коллекций. Сколько расточается елея, курится фи­миама в адрес молодёжи! Но главного шептуны у микро­фонов западного радио не скажут. Не скажут, что лишь ничтожно малая чаять молодёжи может продолжить обра­зование в вузах из-за непомерно высокой платы. Например, во Франции, наиболее благополучной в этом отношении стране, число студентов — детей трудящихся — лишь 8%. В ФРГ каждый третий безработный — моложе 25 лет. Почти половина самоубийств в европейских странах капитала приходится на молодёжь, которая идёт на «бегство от жиз­ни» в силу неустроенности, бесперспективности бытия, пус­тоты духа. Таких примеров множество. Но какое дело до них ЮСИА, ЦРУ, другим подобным организациям и учреж­дениям!

Советским людям старшего поколения, воспитывая у молодёжи непримиримость к любым чуждым влияниям, сле­дует видеть особенности конкретного момента, актуальные задачи общества, коллектива в данной ситуации, находить наиболее действенные формы пропаганды и агитации. Пере­дача опыта классовой борьбы старших поколений должна сопровождаться постоянным учётом новых обстоятельств и возникающих задач. Именно на это указывал В.И. Ленин: «Нередко бывает, что представители поколения пожилых и старых не умеют подойти, как следует, к молодёжи, ко­торая по необходимости вынуждена приближаться к социа­лизму иначе, не тем путём, не в той форме, не в той обста­новке, как её отцы». Ленинская мысль требует учитывать изменения в потребностях и интересах молодежи, уровне образованности и культуры.

Дифференциация идеологической борьбы означает вмес­те с тем «уточнение» не только конкретного адресата, но и содержания идеологического влияния, исходя из тех изме­нений, которые происходят в духовном облике советского молодого человека. Буржуазный мир кровно заинтересован в том, чтобы у нового поколения не было «иммунитета» к восприимчивости индивидуализма, к политической индиф­ферентности, меркантилизму, мещанскому равнодушию. Наши классовые противники прилагают немало усилий, пытаясь повлиять на умы молодёжи в социалистических странах. Они прикрываются маской «друзей молодёжи», стремятся затянуть в свои сети политически неустойчи­вых, неопытных молодых людей, притупить их классовую, революционную бдительность лживыми рассуждениями буржуазно-либерального толка, стараются разжигать нацио­налистические настроения, ищут отщепенцев, падких на лёгкую жизнь.

Повышение эффективности наших идеологических воз­действий, усиление противодействия буржуазной пропаганде не может быть достигнуто без постоянного изучения осо­бенностей в «человеческом материале» — главном объекте идеологических влияний. Приведем некоторые из этих осо­бенностей.

Ныне молодые люди, как правило, несколько позднее вступают на путь непосредственной трудовой деятельности. Наши социальные завоевания, которыми мы все гордимся, уже существовали, когда послевоенные поколения включи­лись в трудовую жизнь. Поэтому не все хорошо знают, не могли в полной мере почувствовать, какой ценой достигнут нынешний уровень развития советского общества. Есть осо­бенности и другого рода. В последние годы заметно усилилась тенденция роста рациональных элемен­тов в сознании. Потребность в приобретении новых знаний, политическом образовании, некоторые тенденции «техни­зации» жизни, рост потока различной информации приве­ли к тому, что объём усваиваемых знаний в последнее де­сятилетие увеличился вдвое. Возросла роль научных абст­ракций в познании, все шире применяется математический аппарат в самых различных сферах деятельности и науках. Это вызвало ускорение развития интеллектуальных способ­ностей людей, то есть рациональной стороны сознания.

Известно, что огромное место в научно-технической ре­волюции занимает развитие теоретического знания, совер­шенствование способов и методов его изучения. В быстро растущем объеме знания широко отражаются мировоззрен­ческие установки различных политических систем, классов, социальных групп. Анализ процессов идеологической борь­бы, конкретных акций идеологического противоборства меж­ду двумя различными социальными системами приводит к выводу, что ныне в борьбе идей большое место занимают теоретические вопросы. Не ослабляя воздействий на область общественной психологии, чувства людей, буржуазная про­паганда особый упор делает на проникновение в интеллект человека, выражающий прежде всего рациональную, теоретическую сторону его сознания. Методология науки, соци­альный прогресс, проблемы мирного сосуществования, буду­щее человечества, военная история и множество других вопросов теоретического характера подвергаются самой различной оценке и подходу. В идеологической борьбе как явлении классовом ныне объем противодействий, противо­борств в теоретической области заметно возрос. Это требует с нашей стороны усиления аргументации критики буржуаз­ных идеологических концепций, показа их несостоятель­ности в научном плане и ущербности, реакционности в со­циально-политическом отношении.

Русский солдат. Война 08.08.08

Русский солдат. Война 08.08.08

Главный вывод из рассмотренных особенностей разви­тия нынешнего молодого поколения заключается в необхо­димости усиления чувственного, эмоционального воспитания. Без сопереживания получаемых знаний, опыта трудно рассчитывать, чтобы растущий поток информации «как надо» переплавлялся, трансформировался в личные убеждения. Знания, не согретые теплом возвышенных, благород­ных чувств, могут при определенных условиях стать и фальшивой драгоценностью. Поэтому не случайно в послед­ние годы в нашей стране много сделано для того, чтобы непосредственно приобщить молодых людей к возвышенно­му, героическому, с тем чтобы затронуть самые сокровен­ные струны чувств. Для этого мало, к примеру, одного те­левидения, хороших книг, лекций. Нужно более непосред­ственно влиять на чувства людей с помощью ритуалов, обы­чаев, традиций революционного, героического содержания, чтобы конкретные идеи патриотизма, интернационализма, верности своему долгу стали «материальной силой». Их важно соединить, слить с личными переживаниями, чувст­вами молодого человека, конкретным практическим делом, с тем чтобы эти идеи как бы проросли в сознании, стали внутренними убеждениями.

Все эти особенности важно учитывать как в работе с личным составом частей и кораблей, так и с молодёжью, готовящейся к службе в Советской Армии и на Флоте. Пропагандист, агитатор, партийный и комсомольский акти­вист имеет на своем вооружении основное средство воздей­ствия — слово, основной метод — убеждение. Высокая пар­тийность, ясная мысль, стройная логика, четкая система аргументов, злободневность темы — вот наиболее характер­ные черты лекции, беседы, выступления пропагандиста, агитатора.Психологтческая война

Успех в коммунистическом воспитании советских людей, в борьбе с буржуазным влиянием достигается путем осу­ществления комплексного подхода в этой деятельности. Единство идейно-политического и нравственного воспита­ния, систематичность идеологических воздействий, их высо­кое качество, участие в идеологической работе руководящих работников позволят успешно решить задачи, поставленные партией в идейно-воспитательной области, в том число и в сфере идеологического противоборства с классовым против­ником. При этом важно умело использовать весь богатый арсенал идеологических средств, которым располагает со­циалистическое общество. Это не только книга, журнал, ра­дио, телевидение, кино, другие мощные инструменты воз­действия на сознание людей, но и многочисленные формы, методы, если так можно выразиться, «локального» значе­ния: беседа, личный пример, разъяснение, убеждение, показ яркого социального, политического факта. Именно такая ра­бота делает действенным воспитание советской молодежи, наших воинов, привитие им «иммунитета» невосприимчи­вости к враждебным воздействиям.

Примечание:

Психологическая война (иностр.) — система мероприятий, проводимых империалистическими государствами против других стран в целях подрыва морально-политического и психологического состояния их населения и вооруженных сил, вмешательства во внутренние дела других стран, разжигания вражды между народами. (Военный энциклопедический словарь. Председатель главной редакционной комиссии С.Ф. Ахромеев.- М.: Воениздат, 1986).

Литература:

Д.А. Волкогонов. Психологическая война: подрывные действия империализма в области общественного сознания.- М.: Воениздат, 1983

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Информер тИЦ